7 мая 2015 г., Живая Вера Медиа

Накануне празднования 70-летия Великой Победы старший прапорщик одной из воинских частей воздушно-космической обороны, расположенной в Московской области, участница военных действий в Афганистане и Чеченской республике, прихожанка Церкви Божией в Царицыно Татьяна Шайтор рассказывает о том, как вера в Бога помогает служить Отечеству и людям.

– Татьяна Владимировна, как, будучи военным человеком, Вы обратились к вере в Бога?

– Погоны я ношу 44 года. В 1979 году во время службы я первый раз помолилась. Когда мы ехали в Афганистан, переходили границу, в Полихумри нас очень сильно обстреляли, и я тогда прошептала первый раз: «Господи, спаси меня!». Внутри у меня все поднялось, как будто выросли крылья, и захотелось закричать: «Люди, зачем мы убиваем друг друга!». И это состояние осталось у меня до сих пор.

Потом во время Первой Чеченской войны моего брата в плен забрали. Я молилась, как могла, просила Бога: «Смилуйся, помоги найти брата». И Бог ответил, – я его нашла в Чечне. Там, где он находился, очень сильно избили одного мальчика, выбросили его в окно, и он умер. И я стала возмущаться. Тогда охранник навел на меня автомат и сказал: «Сейчас выстрелю, и никто тебя здесь не найдет». Я смотрела на его палец, который медленно спускал курок, все во мне онемело, но я мысленно прошептала: «Господи, помоги». И вот я смотрю на него, улыбаюсь и говорю: «В Афганистане мне страшно было умирать, потому что не знала, где меня похоронят, а здесь моя Россия, понял!».

В этот момент подходили офицеры, и один майор услышал это и сказал: «В Афгане была? Ко мне ее». И у нас получился очень крутой разговор, но меня спасло то, что он тоже воевал в Афганистане.

– Брата удалось вернуть из плена?

– Брата я забрала. Молилась все время, и Бог невероятным образом посылал Свою помощь. Так, на машине подъехал какой-то чеченец по имени Абдула, я ему объяснила, что произошло, думаю: «что будет, – то будет». Он пошел в то место, где находился брат, и брата отпустили. Он отвез нас на своей личной машине в Хасавюрт, но сначала привез домой, накормил, соединил по телефону с мамой своей. Когда я вернулась домой, я задумывалась над тем что, я просто молилась своими словами: «Господи, помоги», и происходили все эти чудеса, как будто кто-то рядом стоял и помогал.

– Вера в Бога как-то помогает выполнять воинский долг?

– Конечно. Когда выезжали в Чечню, я говорила ребятам: «Это священный долг – защищать свое Отечество. Мужчина для того и родился, чтобы быть защитником своей семьи, Отечества». И ребята это понимали, и случаев предательства было очень мало.

Мы все знаем о подвиге Жени Родионова, который оказался в плену и отказался снимать крестик, сказал: «Я верю в Христа». Ему за это отрезали голову. Мама ездила за ним, ей отдали сначала тело, потом голову. Но мама очень гордится своим сыном.

Был случай, когда 39 наших солдат взяли в плен и сказали, кто хочет жить – сделайте шаг вперед. Только двое вышли вперед и перешли на сторону боевиков, а 37 – расстреляли. Что двигало этими людьми? Вера в Бога двигала этими людьми и вера в Отечество. Они верили, что свои жизни отдают не просто так. Без патриотизма мы не можем ничего делать.

Лично для меня патриотизм дает Господь. Без Христа мы не способны ни на что. Патриотом ведь можно быть не только на войне. Когда ты протягиваешь руку человеку, от которого воняет, в которого все плюют, унижают, презирают, а ты подходишь к нему, протягиваешь конфетку и улыбаешься, говоришь: «Господь любит тебя!». И человек преображается. Это тоже подвиг, когда ты любишь людей такими, какие они есть. Без веры мы не способны ни на что!

– Трудно ли совмещать веру в Бога и армию?

– Когда я только начинала читать Библию, возникала мысль: «Ты же военная, какой Бог?». И я сначала прятала от всех Библию, а потом поняла: «А чего я боюсь?».

В 1994 году я уже стала посещать церковь, и когда я начинала говорить о Боге в части, надо мной смеялись. Могли лишить премии. Но Бог дал такую любовь к стране, к армии, что просто дух захватывало. Если бы я прожила еще одну жизнь, я бы снова пошла в армию.

Я очень люблю Россию, люблю армию. Видимо, Господь так определил, что я должна быть в армии. У меня и дочь моя военная, и зять военный. И своим солдатам я стараюсь прививать любовь к Богу.

– Как солдаты это воспринимают?

– Бывает, в части кто-то ругается, подходишь и говоришь: «Ребята, все будет хорошо. Бог любит вас. Каждый из вас по-своему прав, давайте рассудим, как нам дальше поступить». И ссоры стихают.

У нас прекратилась дедовщина, ребята стали понимать друг друга, стали уважать родителей, писать им письма. Стали помогать детдомовцам, готовить им подарки, так как начали понимать, что у них никого нет.

Родители даже иногда звонят, говорят: «Татьяна Владимировна, что вы сделали с нашим сыном, его просто не узнать. Он рассказывает, что вы много говорите о Боге, его же в церковь не затащить, а теперь приезжает, столько интересного рассказывает». Ребята мне доверяют, мы на связи в любое время, и в 5 утра могут позвонить: «У меня жена рожает – молитесь», «У меня папа умер» и т.д.

Один раз на построении случилась одна неприятная вещь, я вышла и прямо на плацу стала на колени и говорю: «Бог все видит. Ребята, умоляю вас, не грешите! Я не хочу, чтобы вы шли в ад, пожалуйста, не делайте больше так». Они подбегают, поднимают меня с колен, отряхивают: «Мы больше не будем». А я им говорю: «Если Бог скажет, разрезать на кусочки свое сердце и отдать каждому из вас, я бы это сделала, чтобы вы поняли хотя бы частицу того, что я хочу вам донести. Только вера в Бога спасет нашу Россию, только это поможет нам быть настоящими воинами. Он наш главнокомандующий!».

– Как руководство относится к благовестию в армии?

– Когда командование увидело положительный результат от такого духовного общения, это стали поощрять. Мы теперь проводим по воскресеньям христианский час, где мы отмечаем праздники, молимся вместе, общаемся. У нас есть христианский уголок, где висит молитва «Отче наш», мы читаем все вместе эту молитву. Ребята очень уважают, слушаются. Если их что-то беспокоит, подходят и рассказывают то, что ни маме, ни жене не рассказывают. И я храню в тайне их исповеди.

Один раз позвонила мама солдата, говорит, что бьют парня в части. Я поехала в этот город, нашла эту часть. Добилась, чтобы меня принял командир и его замы. Мы обсудили ситуацию с избиением парня. Я сказала, что хочу поговорить с солдатами, и он дал добро. В субботу я приехала в часть с тележкой, полной Евангелий. Пришло порядка 300 человек – солдаты, офицеры. И они так внимательно слушали, стояла такая тишина, что было слышно, как стулья скрипят.

Сейчас это уже целое служение, мы ездим по военным частям, проводим концерты, говорим о Боге. Очень приятно, что командиры уже сами дают нам актуальные темы для общения с солдатами: об алкоголизме, о воровстве, о патриотизме и т.д.

– Что бы Вы пожелали всем военным, накануне празднования Дня Победы?

– Люди в погонах, не стесняйтесь верить в Господа! Говорите о Его любви другим, сияйте как звезды на погонах, радуйте своих близких и родных. Ведь когда Господь в сердце, не будет ни пьянок, ни разборок, ни измен.

Для меня Иисус – это пример, потому что Он отдал свою жизнь за людей. Также и на войне люди отдавали свои жизни, не задумываясь. Почему мы победили в Великую Отечественную войну? Потому что изначально пророчествовали эту победу: «Враг будет разбит, победа будет за нами». В бою, в окопах неверующих нет. Там каждый молится, мысленно взывает к Богу, и Он помогает. А без веры человек не способен ни на героический подвиг, ни на патриотизм.

Есть слова в Библии: «Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение» (Лук.11:21). Наш дух должен быть наполнен Словом Божьим. Когда дух сильный, – крылья расправляются, хочется помогать людям, хочется защищать те границы, которые доверил нам Бог. А если дух слабый, то будет беззаконие, страна окажется в унизительном положении.

Люди в погонах – это защитники Отечества, от которых зависит наша спокойная жизнь, если они с Богом – все будет хорошо.

Источник

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here