Геннадий Мохненко – интереснейший человек. У него все большое и рост, и боксерские руки и самое главное – сердце, которое расположилось, чтобы усыновить 31 ребенка. Кроме этого, он пастор протестантской церкви в Мариуполе, известный христианский телеведущий, «двигатель» движения «Украина без сирот» и очень зажигательная личность.

Геннадий, вы известный пастор и телеведущий, у вас 34 ребенка, как все успеваете?

Ровным счетом, я ничего не успеваю, и не считаю это возможным. Все успеть в жизни невозможно. Я думаю наша задача не успевать, а стараться. В Библии часто говорится, что если будешь стараться, тогда получишь то или иное благословение. Я в своей жизни стараюсь.

– Вы усыновили 31 ребенка и еще у вас трое своих. Зачем было усыновлять, когда свои есть?

Это наше болезненное мышление, с которым мы боремся. Когда люди усыновляют детей, их часто спрашивают, что неужели вы сами не можете родить. Детей нужно усыновлять не из-за того, что не можешь родить, но потому что есть брошенные дети, которым нужны родители, а еще чтобы тем самым послужить Богу.

– В данном случае слова Иисуса Христа: «Кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает”, относятся к усыновлению?

Я абсолютно убежден, что не только это место, но вся Библия переполнена словами о сиротах. Наша задача донести до пасторов, что часть богословия, это слово о сиротах. И у нас есть обязательство перед Богом, чтобы направлять свое служение и в их сторону. Я рад, что нам понемногу удается менять мировоззрение служителей, которые понимают, что это часть нашего призвания.

– Насколько трудным было решение усыновить первого ребенка и когда это произошло?

Я вообще не принимал никаких решений, чиновники начали сваливать на меня детей, которые зависали в юридическом пространстве. Когда мы работали с беспризорниками, наш центр бурно развивался, и часть детей просто зависала, их никто никуда ни брал. Они были наркоманы, жили в ребцентре и их оформили на меня, чтоб хоть как то легализировать их положение. Позже мы  увидели, что это хорошо работает, что единственный выход для ребенка – оказаться в семье. Так мы начали создавать семейные детские дома и пропагандировать семейную форму воспитания.

Мы убеждены, что интернат это тупик, их время ушло. Это памятник советскому прошлому, где в казарменном режиме живут дети. Ребенку нужна семья. Мы убеждаем, что надо не просто на Рождество приносить подарки сиротам и показывать спектакли. Это время ушло. В интернатах сейчас хорошие условия и еды хватает. Главное, что нужно ребенку, это отец и мать. Поэтому, это первое, что церковь должна дать детям сиротам.

– Вы очень занятой человек, и у вас остается не очень много времени, чтоб проводить его с детьми. Наверное, очень большая нагрузка легла на жену? Как она справляется?

Моя супруга – это совершенно особенный дар. Я не знаю есть ли другая женщина, которая смогла бы терпеть меня. У меня замечательная жена, она призвана быть рядом со мной в том, что мы делаем. У нее особый дар воевать с чиновниками и бюрократами. Она пробивают любую стену бумажных проблем. Она по-настоящему любит детей. И я благодарю Господа за нее.

– Есть ли какая поддержка от государства или от коммерческих структур?

Государственная политика сконцентрирована на помощь интернатам. Нахождение ребенка в интернате обходится государству 2000 долларов месяц.  Мы  призываем к тому, чтобы государство развернуло политику на поддержку усыновленных детей. Это намного эффективнее и дешевле. Понемногу государство начинает прислушиваться к этому. Но пока поддержка достаточно слабая.

– Я узнал, что однажды вы помогли государству, подарили автобус президенту Украины?

У нас много драматичных историй. Одна из них, как мы подарили правительству микроавтобус. Подаренный нам зарубежными друзьями микроавтобус три года стоял на таможне. Мы сделали провокацию, собрали пресс-конференцию с участием телеканалов и на всю страну пошла новость, что сироты подарили президенту или премьер министру микроавтобус. Кому из них не на чем детей возить, пусть  тот и забирает. Естественно с добавкой, что этот автобус был подарен бывшим беспризорникам, но мы его забрать не можем. Приятно сказать, что наша власть не разучилась краснеть, и уже к вечеру был звонок министра, чтобы на следующий день до начала работы таможни мы забрали свой автомобиль.  Его так и не оформили, поэтому он до сих пор ездит с немецкими номерами, но нас не штрафуют – все гаишники знают эту историю.

– Кого у вас в семье больше мальчиков или девочек?

Слава Богу, намного больше мальчиков. Потому что большинство моих детей с  улиц. Девчонка на улице – это большая трагедия. У мальчиков еще получается выживать, а девочкам гораздо сложнее.

– Вы делаете интересные вещи: взбираетесь на горы, устраиваете кругосветные путешествия на велосипедах. Откуда рождаются такие идеи?

У меня необычные ребята, их нельзя просто посадить в аудитории в воскресной школе и рассказывать, как Иисус взошел на гору. Их нужно тащить на гору. Их жизнь в подвалах была насыщена, у них было много адреналина, много приключений. Она была плохой и злой, но интересной. Детей нельзя забрать с улиц, посадить со сложенными ручками и читать им мораль.  С ними нужно активно проводить время. Мы – пилигримы, путешественники и странники, у нас богатая история за спиной. Мы покоряли самые бурные реки Украины, взбирались на Эльбрус, Арарат, мы бродили по пустыням с двумя приемными сыновьями, и собираемся в кругосветное путешествие на велосипедах. В течении пяти лет, кусками по нескольку тысяч километров, мы хотим объехать весь мир ради мечты, призывая людей усыновлять детей. С этой мечтой мы залазили на горы. На каждой вершине мы молились о том, чтобы все сироты имели отцов и матерей.

– Российская часть велопробега начнется этим летом в Курске и закончится во Владивостоке? Не боитесь с детьми в такое путешествие?

Когда я смотрю на карту велопробега, мне становится немного страшно. Я представляю дистанцию, уже думаю о сильном ветре, о ледяном дожде и о палящем солнце. Но я верю, что эти странные вещи могу привлекать внимание людей к главной цели, распространению идеи усыновления детей. В каждом городе мы будем проводить пресс-конференции, встречи с журналистами, с правительством. Мы намерены объехать вокруг света, призывая забрать детей с улиц и  из интернатов в семьи.

– Что вы пожелаете семьям, которые начали задумываться об усыновлении: которые не могут иметь детей, или имеют, но их сердце расположено к усыновлению?

Одна из самых лучших вещей, которую можно сделать для своих родных детей, это взять приемных. Это исцеляет их от эгоизма, от заблуждения, что мир вертится вокруг них. И в более взрослом возрасте они будут чувствовать вкус сопричастности к тому, что они помогли кому то. Я молюсь, чтобы рухнули мифы, которые удерживают людей от усыновления. Миф номер один: смогу ли я любить его, как родного. Абсолютная ерунда, любить будете, как родных. Миф номер два: дурная генетика, наследственность. Я сам сын алкоголика, но меня усыновил Христос. И мои приемные дети – сыновья алкоголиков или наркоманов. Выбросьте этот миф, что наследственность определяет судьбу человека и решитесь сделать жизнь ребенка счастливой.

Беседовал Сергей Киреев

Общероссийская газета “Живая вера” https://afmedia.ru

Служение «Живая вера» является официальным партнером Альянса «Россия без сирот» и велопробега «Мир без сирот»

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here