19 февраля 2016 г., Живая Вера Медиа

Лишь немногие знают о том, что в действительности творится на территории Сирии, захваченной ИГИЛ (организация запрещена на территории РФ). В их числе основательница монастыря, номинант на Нобелевскую премию мира матушка Агнесс Мариам ас-Салиб.

Монахиня на протяжении последних лет собирала документальные доказательства зверств боевиков. «Я видела озера крови», — говорит она. Женщина провела целое расследование и выяснила, что такое на самом деле сексуальный джихад и как террористы торгуют детьми.

Матушка Агнесс Мариам — один из главных врагов ИГИЛ, и за ее голову боевики назначают баснословную цену.

На днях матушка Агнесс приехала в Россию — она стала обладателем премии «Фемида-2015» (за проведение в жизнь международных гуманитарных законов), приуроченной к 70-летию ООН и 25-летию образования Российской Федерации. «Для меня это большая честь. После я вернусь в Сирию, где буду снова и снова рассказывать людям о любви и терпимости», — сказала она.

Свою потрясающую историю борьбы за мир монахиня согласилась поведать «МК».

Еще в марте 2011-го я слышала, что они творят. Но я хотела увидеть все своими глазами. Я отправилась в Хомс в ноябре 2011 года. В западных СМИ говорилось о мирных демонстрантах, которые выступали за «Исламское государство». В реальности это были взводы смертников. Их целью было сеять насилие, парализовать мирную жизнь города. За один день я увидела в больнице более 100 трупов. Я видела целые озера крови. У меня есть все видеозаписи. У вас из глаз потечет кровь, если вы их все просмотрите. Это картины террора. Я его фактический свидетель. Потом на Западе говорили, что это Асад все устроил, но у меня есть списки мертвых — 75% из них это солдаты правительства! Их убили, чтобы дестабилизировать обстановку и устранить власть Асада. В тот момент непонятно еще было, что это за люди, которые устроили резню.

— Знаете, что происходит сейчас на территории ИГИЛ?

— Общественной жизни как таковой в ИГИЛ нет. Все крутится вокруг мечети, куда женщинам ходить нельзя. Там все настолько жестко, что казни происходят ежедневно. К примеру, если вы закурили — вам рубят пальцы. Там недавно девочку одну забили палками за то, что она открыла профиль в Фейсбуке.

У них есть официальный обычай — изнасилование женщины, которая не соблюдает правила ислама. Сестра, мать, дочка — не важно. Это называется сексуальный джихад.

Один из их лидеров изнасиловал 700 женщин в сирийском регионе, где даже не установлена власть ИГИЛ. Он каждый день ходит по домам. Его набеги были неожиданны, и ему никто не мог дать отпор. У меня есть свидетельства тому кошмару, что он натворил.

В действительности сексуальный джихад — это только прикрытие их развращенного сознания и тела. Они таким образом не мстили, а просто удовлетворяли свои потребности.

— Разве все это соотносится с их традициями?

— В ИГИЛ научились их обходить. У них есть такое понятие, как свадьба на 2-3 часа. Чтобы не нарушать законы ислама, они женятся, развлекаются с девушкой, а потом разводятся и передают ее по цепочке. Снова на 2-3 часа. По сути, это проституция.

У меня есть плакат из одного населенного пункта, который ИГИЛ недавно покинула. Там график использования женщин-проституток.

— Что именно там указано?

— С 10 до 11 — Фатима, с 11 до 12 — Лейла, и т.д. У этих женщин, естественно, нет выбора. Их просто насилуют. Иногда они берут маленьких девочек. У них считаются приемлемыми половые связи с 9 лет. Кстати, в ИГИЛ сейчас наблюдается массовое многоженство — женятся на девочках, которым 9, 10, 11 лет. Многие из них вскоре умирают. Их организм не выдерживает. Но это мало кого волнует из международных организаций.

Еще в ИГИЛ есть рынок, где они торгуют людьми. Туда приезжают шейхи, щупают рабов, заглядывают им в рот, трогают грудь, ноги — все, как в кино.

В качестве товара бывают не только женщины, но и мужчины. И снова международное сообщество ничего не делает с этим.

У меня есть свидетельства, что в Иордании (где ИГИЛ не правит) каждый день проходит так называемый рынок сирийских невест или сирийских свадеб. Привозят из Сирии девочек, женщин на продажу. Очень много.

— Какую цену за них назначают?

— Иногда это может быть всего лишь 50 долларов.

— Русские женщины попадают на такие рынки?

— Нет. Я ни разу не слышала об этом. Боевики идут за своими жертвами именно в Сирию, причем в такие районы, где проживают определенные этнические группы.

— Но они берут в плен и европейцев, которые оказались на территории Сирии?

— Я слышала о взятии в плен правозащитников из Великобритании и Франции. Я не знаю, говорят ли они правду, я не знаю, насиловали ли их. Но по виду некоторых из них можно сказать, что они действительно попали в такую передрягу.

— Вы пытались спасти кого-то из выставленных на продажу?

— Я встречалась с людьми из НКО, которые занимаются этим вопросом. Они платят деньги и выкупают людей. Им удается это в Ираке, Иордании, но не в Сирии, потому что ИГИЛ у нас — это очень изолированная структура. ИГИЛ заняла пустынные регионы Сирии, и с ней трудно вести коммуникации.

— Вы пытались?

— Я даже пытаться не буду, потому что я их не считаю за людей.

— Те зверства, о которых вы рассказываете, в здравом уме не совершить.

— В ИГИЛ используют наркотики?

— Абсолютно точно. Чаще всего это опиум и таблетки под названием кептагон (они ускоряют реакцию, хочется все время двигаться, усиливают агрессию и т.д.) Таблетки делают и поставляют, по моим данным, из Саудовской Аравии.

— Как изменилось отношение к христианам в Сирии с начала гражданской войны? Они ведь и так всегда составляли меньшинство на фоне мусульман.

— В принципе, Сирия — это светское государство. Таких стран в арабском мире вы больше не найдете. Государство приняло попытки одинаково защищать представителей всех религий. Я живу в Сирии 20 лет. И когда-то там говорить о каких-либо религиозных различиях официально являлось государственным преступлением. Так было до недавних пор. Теперь все изменилось.

Когда-то в Сирии все женщины были одеты, как на Западе, и вы не увидели бы их в чадре даже в деревнях. Сейчас вы, напротив, вряд ли встретите девушку без паранджи и чадры, без никаба. Они сейчас закутаны.

Это соответствует видению женщины ИГИЛ. Я задокументировала факты, когда в регионах Сирии женщинам платили большие деньги, чтобы они одевались в соответствии с исламским дресс-кодом. В обычных сирийских семьях за деньги внедряют более жесткие принципы ислама. На эту идеологию (а она включает в себя религиозную дискриминацию: «Если ты не с нами, то тебе дорога на кладбище») были потрачены миллиарды долларов.

Текст и фото: Ева Меркачева

Источник

Поделитесь с друзьями:
Примите участие в акции

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here