«Разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда?» (Деяния 22:25)

Некоторые искренне полагали, что верующие не должны защищаться даже тогда, когда существует угроза их собственной безопасности или грубо попирается право на тихую и безмятежную жизнь с Богом в соответствии с христианскими заповедями. В качестве оправдания такой позиции обычно цитировались различные места из Священного Писания: «А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Матф., 5:39), «Не судите, да не судимы будете» (Матф., 7:1), «И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными?» (1Кор.6:7,8) и др.

Другие христиане, не менее искренне утверждали, что в Библии есть немало примеров свидетельствующих не только о возможности, но и о необходимости судебной защиты. В подтверждение своей позиции они также ссылались на стихи из Священного Писания. В итоге, я так и не получив однозначного ответа, как всегда рассудил, что истина находится где-то посередине.

Однажды размышляя в очередной раз над поставленным вопросом, я обнаружил стих в Ветхом Завете, смысл которого меня поразил: «Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобой на суде, ты обвинишь. Это и есть наследие рабов Господа, оправдание их от Меня, говорит Господь» (Кн. Пророка Исаии, 54:17). Выходит Бог не только не запрещал своему народу защищаться, но и обещал ему победу в судебном процессе!

Получив через размышления над данным обетованием ответ на главный вопрос о возможности и допустимости участия верующего христианина в суде, я решил продолжить исследование Священного Писания с целью получения ответа на все интересующие меня вопросы по данной теме: «Во всех ли случаях можно обращаться за судебной защитой? Существуют ли какие-либо ограничения для христиан в этом вопросе? Каковы правила правильного, допустимого поведения христиан в зале суда и в общении с обвиняющей стороной? Может ли верующий сам обвинять кого-то или его удел только защищаться»?

Так, в Новом Завете мы обнаруживаем, что когда апостол Петр учил первых христиан быть готовыми «дать ответ» (греч. apologia  — защита, оправдание, заступничество; речь, сказанная или написанная в защиту кого-либо), то это относилось, прежде всего, к готовности держать ответ на суде (1 Петра, 3:15-17). В данном историческом контексте это подразумевало, прежде всего, ответ христианина в суде при угрозе и принуждении к отречению от веры.

Позднее, термин «апология» приобрел более широкий смысл – как любая защита христианства от обвинений и критики со стороны его противников. В современном богословии даже существует отдельная наука «апологетика», которая раскрывает и обосновывает истины христианской веры и опровергает неверные религиозные, философские и иные мировоззренческие взгляды, противостоящие христианству. Однако первоначальный смысл слов «дать ответ» сводился именно к защитительной речи перед судом.

Петр хотел, чтобы христиане, ожидая обвинения в суде, были к этому готовы и имели чистую совесть, дабы порицающие добрую жизнь во Христе были постыжены. При этом апостол отмечал, что ответ должен быть дан с кротостью и благоговением, независимо от несправедливости обвинений.

В книге Деяний святых Апостолов имеется немало случаев, когда апостолы вынуждены были апеллировать к суду, чтобы защитить себя и свои церкви. Мы не находим и намека на то, что они должны были молчать. Когда Иоанн и Петр были взяты под стражу и помещены до утра в тюрьму синедриона (Деян., 4:1-11), то на следующий день Петр публично выступил в суде с мощным и смелым свидетельством: «То да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил их мертвых, Им поставлен он пред вами и нет, ни в ком ином спасения» (Деян., 4:10-11).

То же самое мы наблюдаем и во время второго ареста апостолов (Деян., 5: 27-42).

Выдвижение обвинения, последующее заточение в тюрьму и побитие камнями Стефана, в Новом Завете описаны достаточно подробно. Однако все ли обращали внимание на то, что самой длинной речью в Новом Завете является именно выступление Стефана с защитительной и обличающей речью в суде синедриона (Деян., 7: 1-56). Между тем, когда этого мужа веры стали побивать камнями, он не противился злу и не проклинал своих убийц, но преклонив колени, воскликнул: «Господи! Не вмени им греха сего». И, сказав сие, почил.

Классическим примером мужества и умением защищать свои права является заявление апостола Павла, когда его задержали и готовили к публичному бичеванию, что было прямо запрещено законом того времени в отношении римских граждан. Апостол, как гражданин Рима, потребовал над собой суда и при этом вопросил: «Разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда? Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: «Смотри, что ты хочешь делать? Этот человек — Римский гражданин». Тогда тысяченачальник, подойдя к нему, сказал: «Скажи мне, ты Римский гражданин»? Он сказал: «Да». Тысяченачальник отвечал: «Я за большие деньги приобрел это гражданство». Павел же сказал: «А я и родился в нем». Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его. А тысяченачальник, узнав, что он Римский гражданин, испугался, что связал его. (Деян., 22:25-29).

Как видим, апостолы и другие выдающиеся библейские подвижники веры, при необходимости активно использовали суды как для защиты своих гражданских прав и свобод, так и защиты христианской веры.

Помимо необходимости быть апологетами своего исповедания в суде, то есть защищать публично свое право на свободу совести, у христиан, как и у прочих граждан, возникала потребность разрешать возникающие гражданско-правовые споры. В Ветхом Завете члены израильского общества обращались для этого к судьям, которые были одновременно и духовными лидерами. Практика иудаизма, когда раввин был одновременно и авторитетным судьей общины, яркое свидетельство тому.

Очевидно, что в Новом завете верующие также прибегали к помощи суда для разрешения возникающих гражданско-правовых споров. Иначе, зачем было бы апостолу Павлу укорять, к  примеру, коринфскую общину за то, что они «судятся у неверных». То есть, практика такая была и апостол Павел, осуждает ее, но не отрицает самой идеи суда, противопоставляя мирскому суду «суд церкви». По замыслу апостола Павла такой церковный суд должен быть идеальным инструментом для разрешения возникающих гражданско-правовых споров. В современном праве этот институт можно сравнить с институтом третейского суда, чьи решения, если они законны, обязательны для признания государственной судебной властью. Если спор не может быть урегулирован церковным (третейским) судом, то, поскольку проблема не решена, она может и должна быть решена в суде мирском, в котором есть «начальник, носящий меч», и который также «…есть Божий слуга» (Римлянам, 13:14).

Идею церковного суда мы находим в словах Самого Иисуса Христа, который говорит о следующих принципах разрешения споров: «В то время: Иисус сказал ученикам Своим: Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего. Если же не послушает, возьми с собою ещё одного или двух, дабы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матфея, 18: 15-17).

Вообще тема суда одна из ключевых в проповеди Иисуса Христа: от последнего суда, до разрешения конкретных дел. При этом очевидно, что Спаситель разграничивает суд высшего порядка, на который верующий не приходит: «…верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоанна, 5:24). Это конкретизируется также в словах: «…кто поставил Меня судить или делить вас?» (Луки 12:14). Тем самым Иисус подчеркивал, что есть судящие и он не хочет брать на себя их функцию. Судящие – служители закона (судьи), а роль закона сдерживать зло и карать, в отличие от Евангелия – провозглашать прощение и «Божию амнистию».

Блаженный Августин в теологическом трактате «О граде Божьем» учил, что христианская церковь является «Царством не от мира сего» (Ин. 18:36). Однако царство это существует в конкретном мире земном. Отсюда очевидна двойственная природа церкви. Ее деятельность должна регулироваться как положениями светского закона, так и установлениями Священного Писания и Церкви. Позже Мартин Лютер учил, что христианин, как гражданин двух царств одновременно земного и небесного, обоим должен быть лоялен и послушен. В трактате «О свободе христианина» он в частности писал: «Христианин является абсолютно свободным господином всего сущего, и неподвластен никому; христианин является покорнейшим слугой всего сущего, и подвластен всем».      Кто-то скажет, так было в прошлом, сейчас все иначе.

Что тут ответить. За два тысячелетия мир действительно стал другим. И не всегда судебные органы были на высоте. В мировой истории мы найдем немало примеров, когда суды превращались в судилище и орудие подавления всякого инакомыслия и свободы личности. Достаточно вспомнить суды инквизиции в средневековой Европе или так называемые «тройки» в тридцатые годы прошлого столетия в Советском Союзе. Однако все это исключение из общего правила. Христианская община существовала в разные эпохи, в условиях различных государственных устройств и политических режимов и должна была подчиняться действующему законодательству. В целом, история свидетельствует, что христиане успешно реализовывали свои права и получали защиту в светских судах как при разрешении гражданских споров, так и в случае необходимости защиты от уголовного преследования.

В самодержавной России, где права евангельских христиан жестко подавлялись, находились верующие юристы и адвокаты, которые ценой собственной карьеры и личного благополучия шли в суды, где смело защищали права верующих. И надо сказать, суды нередко становились на сторону верующих. Одним из таких мужественных и выдающихся юристов был Иван Петрович Кушнеров. К сожалению, мы мало знаем об этом посвященном христианине. Историкам еще предстоит восстановить его биографию и описать его многочисленные судебные процессы, порой полных драматизма и человеческих страданий. Однако уже сегодня по некоторым публикациям можно хотя бы частично восстановить образ личности этого незаурядного человека.      В фундаментальном труде «Истории евангельских христиан-баптистов в СССР» (М.: Изд. ВСЕХБ, 1989 г.) мы находим скупые биографические данные о И.П. Кушнерове и краткое описание его мужественной деятельности. Он уверовал в 1888 г. и присоединился к Киевской церкви баптистов.

«И. П. Кушнеров открыто посещал все судебные инстанции, начиная с мировых судей и земских начальников и кончая губернскими присутствиями и Сенатом. В то время адвокаты обычно не брались защищать подсудимых верующих… Брат И.П. Кушнеров, призванный Господом на этот труд, со смелостью, дарованной ему свыше, выступал в судебных и административных учреждениях, защищая гонимых. Он писал разъяснения, убеждал, обличая гонителей в противозаконности их действий. Благодаря его обращениям в высшие юридические инстанции с делами обвиняемых, кассационный департамент Сената вынужден был отменить многие приговоры. Он также находил время посещать оказавшихся в разных уголках России обездоленных верующих и нести им утешение и ободрение» (С. 119-120, 420).  Иван Петрович Кушнеров на протяжении многих лет вел напряженную деятельность по защите гонимых христиан в самодержавной России.

Этим подвижническим и опасным трудом он заслужил исключительно высокий авторитет среди евангельских верующих. Не трудно представить, как относились к нему организаторы гонений в 90-е годы ХIХ века, когда он начал свою деятельность. Об этом свидетельствуют и те преграды, которые ставились его детям на пути к образованию: «У меня самого восемь … детей … все они остались без образования», – с горечью писал И.П Кушнеров (С. 132).

Даже за большое вознаграждение адвокаты со стороны не всегда брались за защиту евангельских верующих, чтобы не навлечь на себя неприязнь власть имущих и православного духовенства. Но, как и впервые века христианства, находились мужественные и образованные братья, которые возвышали голос в защиту гонимых христиан. Однако более всех в этом трудном деле преуспел Иван Петрович Кушнеров. Последний раз мы встречаем его фамилию в списке делегатов от Союза баптистов, побывавших в 1911 году на 2-ом Всемирном конгрессе баптистов в г. Филадельфии (США). К сожалению, более подробных сведений об этом замечательном человеке у нас на данном этапе исследований не имеется.

Права верующих в начале ХХ века также защищали известные евангельские деятели — Павлов В. Г., Проханов И. С, Балихин Ф. П. и другие. Например, Иван Степанович Проханов, несмотря на колоссальную занятость в организации евангельского движения и активную проповедническую деятельность, находил время для практической правозащитной работы и правового просвещения. Одним из главных препятствий на пути распространения евангельских знаний он видел повсеместную правовую неграмотность, как простых русских людей, так и государственных чиновников разных уровней.

Это обстоятельство заставило его заняться составлением сборника всех российских законодательных актов, касающихся религиозных вопросов. В результате в свет вышла книга «Закон и вера» (СПб., 1910 г.). В книге содержались ответы на самые злободневные вопросы по реализации и защите религиозных прав, комментарии к законам и рекомендации по устройству религиозных общин. Последствия издания книги превзошли все ожидания.

«Эта книга, — писал Проханов, — имела колоссальный успех. В ней наши братья увидели, что законы на их стороне, и могли отстаивать себя. Они показывали мою книгу местным властям, ссылаясь на определенный параграф. Власти в большинстве случаев не знали законов сами, изумлялись и соглашались с нашими братьями. Нередко власти писали, прося нас выслать эту книгу. Таким образом, книга законов, опубликованная мною, стала руководством не только евангельских христиан, но также и самих властей. Даже Каменский, председатель комиссии по религиозным культам в Государственной Думе, был приятно изумлен, когда я подал ему мою книгу, и сказал: «О! Это то, что нужно для нашей работы!». Впоследствии эта книга была переиздана. Она оказала реальную помощь в организации и защите христианских общин в России.

В современной России право на судебную защиту, а также равенство всех перед законом и судом гарантируются статьями 18 и 46 Конституции Российской Федерации.

В последние годы христиане все чаще обращаются в суд за защитой своих прав и свобод. Исследования показывают, что уровень правосознания верующих значительно вырос по сравнению с недавним советским прошлым. Многие священнослужители и администраторы евангельских церквей окончили юридические курсы и получили соответствующие сертификаты. На базе Московской богословской семинарии ЕХБ создана первая в стране кафедра права и церковно-государственных отношений. Основы права преподаются во многих образовательных религиозных учреждениях иных конфессий. Многие священнослужители являются подписчиками и читателями специализированных журналов «Религия и право» и «Юридическое религиоведение». В помощь верующим изданы десятки юридических пособий, справочников, комментариев.

В самих церквах сегодня среди прихожан можно не редко встретить юристов самых разных специальностей. Автору этих строк однажды по адвокатским делам довелось быть в г. Ярославле. Епископ крупнейшей в регионе евангельской церкви «Церковь Божья» А.А. Дириенко от имени членов церкви – юристов пригласил меня на ужин. Какого же было мое удивление, когда на встречу пришли 22 юриста! Все они работают в разных отраслях юриспруденции – как в частном бизнесе, так на государственной и муниципальной службе. Однако всех их объединяет вера и церковь, верными чадами которой они являются.

За последние годы в сан священнослужителей были рукоположены и некоторые юристы, которые в своей духовной деятельности нередко обращаются к теме светского закона. Например, епископ Евангелической-Лютеранской церкви Аугсбургского вероисповедания К.М. Андреев известен также как адвокат и автор многих публикаций на правовые темы. Он, в частности, последовательно доказывает, в том числе с богословской позиции, неотъемлемое право верующего обращаться в светский суд за защитой своих прав. Православный священник Алексей Николин написал книгу «Церковь и государство. История правовых отношений». Руководитель юридической службы Московской Патриархии РПЦ кандидат юридических наук инокиня Ксения (Чернега О.А.) в составе авторского коллектива участвовала в написании Научно-практического комментария к Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях». Кандидаты юридических наук  православные священники Андрей Хвыля-Олинтер и Александр Шестак являются авторами многих статей на тему государственно-конфессиональных отношений и т.д.

Сегодня практически все централизованные религиозные организации имеют юридическую службу либо штатного юриста. Нередко верующие юристы оказывают юридическую помощь своим общинам pro bono, то есть безвозмездно ради общественного блага. Современная церковь показывает обществу и светской власти как надо бережно относиться к закону в государстве, которое по Конституции является правовым, и в котором принцип верховенства закона является определяющим.

Разумеется, речь идет о правовом законе, который справедлив и нравственен. В этом контексте в разделе III.5. Основ социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых Архиерейским Собором в 2000 г. прямо записано, что «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». То есть, христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти и закона, когда они принуждают к тяжкому греху. Это единственное исключение из общего правила.

Далее в Основах говорится: «В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению». Возможно, кому-то такие требования покажутся чрезмерно радикальными. Однако если хорошо вдуматься в эти слова, то ничего радикального в этом мы не обнаружим. Речь идет о естественном праве на защиту христианских ценностей  путем ненасильственных действий.

Таким образом, правовой закон обязателен как для государства, так и для христианина. Личность и государство неразрывно связаны взаимными обязательствами и ответственны друг перед другом.

Актуальным в поднятой теме остается предупреждение об осмотрительном отношении к проповеди, чтобы она не оказалась раздражающим вызовом для не подготовленных и духовно неспособных к ее восприятию слушателей. Апостол Павел наставляет своего ученика Тимофея и в его лице каждого христианина: «От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим., 2:23-25). Из этого следует, что не всегда надо судиться с недоброжелателями и зарвавшимися чиновниками, дабы не играть на информационном поле гонителей и хулителей веры. Ведь некоторые из них только и ищут малейшего повода, чтобы таким образом привлечь внимание к собственной персоне и поупражняться в «разоблачении неправильной веры». Поэтому иногда бывает разумным просто не замечать отдельные выпады в свой адрес или в адрес церкви.

И уж совсем не стоит реагировать на безобидные слова, выраженные, в том числе, и художественной форме, в которых нет и намека на оскорбление, а приводится лишь констатация факта. В качестве примера можно привести историю, связанную с именем А.С. Пушкина. В поэме «Евгений Онегин» он так описывал Страстную (ныне Пушкинскую) площадь в г. Москве:

«Мелькают мимо будки, бабы, Мальчишки, лавки, фонари, Дворцы, сады, монастыри… Балконы, львы на воротах И стаи галок на крестах…»

В последних словах «и стаи галок на крестах» московский митрополит Филарет усмотрел оскорбление святыни. Цензор, которого призвали к ответу по этому поводу, сказал, что «галки, сколько ему известно, действительно садятся на крестах московских церквей, но что, по его мнению, виноват здесь более всего московский полицмейстер, допускающий это, а не поэт и цензор». Шеф жандармов граф А.Х. Бенкендорф отвечал учтиво Филарету, что это дело не стоит того, чтобы в него вмешивалась такая почтенная духовная особа.

История поучительная. Вряд ли стоит отвлекаться на такие вполне естественные и безобидные вещи. В противном случае сам заявитель может предстать в невыгодном свете гонителя и мракобеса.

Таким образом, мы видим, что апелляция к светскому закону и обращение в судебные инстанции для защиты прав верующих и религиозных объединений, не противоречит Священному Писанию. Знание правовых основ жизни и деятельности религиозных общин, порядка реализации и защиты свободы религии, является важным и необходимым условием здоровой духовной жизни современного общества.

Конечно, Священное Писание предусматривает различные варианты поведения человека в зависимости от времени, места и обстоятельств. Выбор линии поведения верующего в каждом конкретном случае будет зависеть, в том числе от личного духовного опыта, глубины понимания христианином текста Писания и конечно, знания светского закона. В Писании же по этому поводу имеются все ответы на возникающие у нас вопросы.

Именно судебная власть как одна из ветвей власти, в демократическом правовом государстве, которым в Конституции провозглашает себя современная Российская Федерация, призвана гармонизировать общественное и государственное устройство, защитить интересы личности и общества от всякого произвола, направляя общее течение человеческой энергии в правовое русло.

Анатолий Пчелинцев
источник

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here