01 ноября 2013 г., Живая Вера Медиа

Сопредседатель Славянского правового центра, адвокат епископа Александра Семченко Владимир Ряховский дал интервью «Порталу-Credo.Ru», в котором дал свою оценку последнему судебному заседанию по делу Семченко.
 
 
– Состоялось очередное заседание суда по делу епископа Александра Семченко, лидера Всероссийского содружества евангельских христиан, на котором Александру Трофимовичу продлили домашний арест до 11 декабря. Как бы Вы могли прокомментировать эту ситуацию?
 
– Срок пребывания Семченко под домашним арестом истекал 24 октября, поэтому состоялось это заседание, инициированное следователем, который ходатайствовал о продлении срока пребывания под домашним арестом. Не было представлено никаких новых обстоятельств по делу. Мотивы, которые заявил следователь как основание для продления срока, те же самые: что якобы Семченко может скрыться от следствия, оказать давление на участников процесса, уничтожить доказательную базу.
 
Я считаю, что абсолютно все выдвинутые им обстоятельства являются необоснованными. Я, выступая в суде, говорил о том, что нет никаких причин продлевать домашний арест. Мы считаем, что должны быть, по крайней мере, частично сняты наложенные на Семченко ограничения, в частности, по прогулкам, по телефонным переговорам с адвокатами и с близкими родственниками.
 
Поскольку следователь просил продлить домашний арест еще на три месяца, до 24 января, наше мнение по этому делу было таким: так как Семченко обвиняется в преступлении средней тяжести, а закон предусматривает содержание и под стражей, и под домашним арестом до шести месяцев, то шестимесячный срок у него истекает 11 декабря, и суд согласился с нами. Поэтому ходатайство следователя о продлении срока содержания под домашним арестом было удовлетворено частично — Семченко продлили домашний арест, но только до 11 декабря. Мы можем сказать, что удовлетворены этим решением только частично.
 
– Нет ли у следствия каких-то зацепок, чтобы продлить домашний арест и после 11 декабря?
 
– По делу в отношении Большого театра зацепок у них никаких уже нет. Там уже не может быть ни содержания под стражей, ни домашнего ареста, поскольку срок полностью исчерпан. У них могут быть лазейки по первому делу – в отношении Малого театра, по которому у Семченко подписка о невыезде. Если они представят какие-то доказательства недостаточности этой меры пресечения, то там еще что-то может быть.
 
Поэтому мы надеемся на то, что после 11 декабря ситуация изменится. Но пойдет ли следствие по тому пути, что по другому делу будет изменена мера пресечения, поскольку два этих дела еще не соединены в одно делопроизводство… Я никаких оснований для этого не усматриваю, поскольку мера пресечения была, он ее отбывает. Для того, чтобы изменить меру пресечения по первому делу, должны быть основания, которые возникли уже сейчас. Таких оснований на сегодня нет, но на что пойдет следствие, на какие ухищрения, или на какую фальсификацию, или ложь – предвидеть сложно.
 
– Вы поднимали в этот раз вопрос о некотором смягчении режима домашнего ареста?
 
– Мы на каждом заседании его поднимаем. Мы настаивали на прогулках, на возможности вести телефонные переговоры с адвокатами и близкими родственниками, но нам было в этом отказано.
 
Беседовал Владимир Ойвин
Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here