Мать Тереза (полное имя — Мать Тереза Калькуттская, настоящее имя — Агнес Гонджа Бояджиу, алб. Agneze Gonxhe Bojaxhiu) — католическая монахиня, основательница Ордена милосердия, монашеской конгрегации, занимающейся служением бедным и больным. Лауреат Нобелевской премии мира. Причислена Католической Церковью к лику блаженных.

Мать Тереза родилась 27 августа 1910 года в македонском городе Скопье в семье албаноговорящих аромунов.

В восемнадцать лет она уехала в Ирландию, где вступила в монашеский орден «Ирландские сестры Лорето». В 1931 году приняла постриг и получила имя Тереза в честь канонизированной в 1927 году монахини-кармелитки Терезы из Лизье, известной своей добротой и милосердием.

Вскоре орден направил её в Калькутту, где около 20 лет она преподавала в женской школе святой Марии. 10 сентября 1946 года она получила разрешение от руководства ордена помогать бедным и обездоленным Калькутты, а в 1948 году основала там общину Ордена милосердия, деятельность которого была направлена на создание школ, приютов, больниц для бедных и тяжелобольных людей, независимо от их национальности и вероисповедания.

С 1965 года деятельность Ордена милосердия переступила границы Индии, в настоящее время он имеет 400 отделений в 111 странах мира и 700 домов милосердия в 120 странах. Его миссии, как правило, действуют в районах стихийных бедствий и экономически неблагополучных регионах.

   

В 1973 году мать Тереза была удостоена только что учрежденной Темплтоновской премии за прогресс в религии — Тереза стала её первым лауреатом.

В 1979 году матери Терезе была присуждена Нобелевская премия мира «За деятельность в помощь страждущему человеку».

Она умерла в 1997 году в возрасте 87 лет. В октябре 2003 года беатифицирована (причислена к лику блаженных) Католической Церковью.

Мать Тереза однажды сказала о своем служении, что оно основано на ее вере в Христа.

“Из-за того, что мы не видим Христа, мы не можем выразить ему нашу любовь, но ближних всегда можем видеть и по отношению к ним поступать так, как поступали бы по отношению ко Христу, если бы видели его.”

В частном порядке Мать Тереза переживала сомнения и борьбу по поводу своих религиозных убеждений, которые продолжались на протяжении почти пятидесяти лет, вплоть до самой её смерти, в течении которых “она не ощущала присутствия Бога вообще,” “ни в сердце, ни в причастии” как было изложено её постулатором, канадским священником Брайаном Колодейчуком (англ. Brian Kolodiejchuk). Мать Тереза испытывала глубокие сомнения в существовании Бога и боль из-за отсутствия в ней веры:

“Где моя вера? Даже глубоко внутри … нет ничего кроме пустоты и тьмы … Если бог существует – пожалуйста прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят мою самую душу… Как болезненна эта неизвестная боль – у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения, … Для чего я борюсь? Если нет бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда.”

— Люди бывают неразумны, нелогичны и эгоистичны; Всё равно прощайте им.
— Если вы проявляли доброту, а люди обвиняли вас в тайных личных побуждениях; Всё равно проявляйте доброту.
— Если вы добились успеха, то у вас может появиться множество мнимых друзей и настоящих врагов; Всё равно добивайтесь успеха.
— Если вы честны и откровенны, то люди будут обманывать вас; Всё равно будьте честны и откровенны.
— То, что вы строили годами, может быть разрушено в одночасье; Всё равно стройте.
— Если вы обрели безмятежное счастье, вам будут завидовать; Всё равно будьте счастливы
— Добро, которое вы сотворили сегодня, люди позабудут назавтра; Всё равно творите добро
— Делитесь с людьми лучшим, что у вас есть, и этого никогда не будет достаточно; Всё равно делитесь самым лучшим, что у вас есть. В конце концов, все, что вы делаете, нужно не людям; Это нужно только тебе и Богу. Молитесь вместе и пребывайте в единстве.

Для нас не существует различий в национальности, цвете кожи, вероисповедании. Все люди для нас — дети Господа. Человечество — наша семья. Все заслуживают нашей помощи, все созданы для того, чтобы любить и быть любимыми. Милосердие — это огромная сила, связывающая и объединяющая людей. Милосердие сближает сильней кровного родства и дружбы. Только милосердие может искренне восхищаться каждым живым существом только потому, что оно — дело рук Создателя.

С материальной точки зрения у Вас есть всё в этом мире, но Ваше сердце опечалено; пусть Вас не волнует то, чего у Вас нет, — просто идите и служите людям: держите их руки в своих и выражайте любовь; если Вы будете следовать этому совету, Вы будете сиять, как маяк. 

Когда у умирающей матери Терезы спросили, были ли у нее выходные или праздники, она ответила: «Да! У меня каждый день праздник!»

И вспоминается документальный фильм, в котором худенькая маленькая бабушка быстрыми, ловкими движениями тщательно мыла и чистила комнаты, где в металлических кроватках корчились детские полутрупики, от вида которых кровь застывала в жилах.

У одного журналиста, наблюдавшего ежедневную возню матери Терезы и сестер ее ордена Милосердия с прокаженными, больными и умирающими, вырвалось: «Я бы не сделал этого и за миллион долларов».

«За миллион и я бы не сделала, — ответила мать Тереза, — только бесплатно! Из любви ко Христу!».

В заброшенном доме среди мусорных куч она основала школу для никому не нужных детей — младенцев из мусорных ящиков, маленьких инвалидов и сирот, что положило начало системе детских приютов ордена Милосердия. Однако ее подвижничество не замкнулось на уличных детях и организации школ. Она взяла на себя миссию помогать умирающим. Первая женщина, подобранная Матерью Терезой прямо на залитой помоями мостовой, была объедена крысами и муравьями, но еще жива. Ни одна больница не хотела ее принимать, однако мать Тереза не отступила и заявила, что она не бросит несчастную, пока та не умрет.

В Калькутте прямо на улицах умирают сотни бедняков, и весть о блаженной монахине, стаскивающей куда-то умирающих бездомных, достигла городских властей. Муниципалитет выделил ей пустой храм, посвященный индийской богине Кали, и в огромном помещении, где некогда содержался жертвенный скот, разместились умирающие бедняки. Так возник «Дом для умирающих», где обреченного на смерть бедняка окружали любовью и заботой, чтобы он мог дожить свои дни достойно. Тронутые любовью матери Терезы, сюда стекались благотворители со всего мира, и они уж точно были уверены, что их деньги пойдут страждущим и неимущим.

Ей говорили: «Вы лечите не причину, а следствие. Вы латаете дыры. Ваш труд тонет в океане проблем, которые могут быть решены только совместными усилиями на государственном уровне». Она не принимала такую критику и считала, что поступает в полном соответствии с буквой и духом Писания, где Христос сказал: «Я алкал — и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

И поэтому, выздоравливая в больнице после очередного инфаркта, в своем дневнике, в здравом уме и твердой памяти, она с уверенностью писала: «Что для меня Иисус? Иисус это…» И дальше следует потрясающий список: «Слово, которое следует произнести. Свет, любовь, мир… Иисус — голодный, которого нужно накормить, жаждущий… Бездомный. Больной. Одинокий! Нежеланный! Прокаженный! Нищий! Слепой! Калека! Заключенный!» И, что совсем уже странно, «Иисус — это человек с зачерствевшим сердцем, которому надо помочь его смягчить».

Приюты, больницы, лепрозории были потом, но в начале своего пути она страдала от одиночества, и первое время ей часто приходилось ложиться спать голодной. Но уже через три года, в 1949 году, как и положено для великих начинаний, к ней присоединились 12 последовательниц, в основном прежние ее ученицы, а в 1950 году орден Милосердия был признан Римом.

Жизнь этих добровольцев трудна и однообразна. Их собственность — сари, сандалии и тощий матрас. Их жизнь — это чудеса терпения и выносливости, это бесконечный тренинг любви, который начинается в 4 утра с молитвы Франциска Ассизского:
Господь, дай мне силы
Утешать, а не быть утешаемым,
Понимать, а не быть понятым,
Любить, а не быть любимым…
Ибо, когда отдаем, получаем мы
И, прощая, обретаем себе прощение.

То, что начиналось как орден из 12 человек, сейчас насчитывает 300000 сотрудников, которые трудятся в восьмидесяти странах мира, управляя там детскими домами, клиниками для лечения СПИДа, лепрозориями.

В 1997 году матери Терезе была присуждена Нобелевская премия и, принимая эту награду во имя «нежеланных, нелюбимых и не обласканных», она была одета в то же сари, которое было на ней в день основания ордена. A средства, которые должны были быть потрачены на банкет, она попросила передать «моим людям».

Полем ее деятельности были горячие точки планеты: Северная Ирландия, Южная Африка, Ливан и т.д. В 1982 году во время осады Бейрута мать Тереза убедила армию израильтян и палестинских партизан прекратить перестрелку, чтобы дать ей время вывезти 37 детей, закрытых во фронтовом госпитале.

Она называла себя карандашом в руках Бога, а ее мысли и высказывания можно найти не только в многочисленных изданиях, но и в папке меню индийского ресторанчика, равно как и на стене основанного ею приюта для умирающих от СПИДа.

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here