Вера и деньги
  • Любомир Гузар 49 из своих 79 лет провел за пределами Украины. Это не мешает ему быть одним из моральных лидеров нации.
  • Олегу Бахматюку всего 37, но он уже обладает почти миллиардным состоянием. В списке 100 богатейших украинцев совладелец аграрных компаний «Авангард» и Ukrlandfarming – одиннадцатый.

Forbes предложил кардиналу и мультимиллионеру сообща поразмышлять о смысле богатства. Вот что из этого получилось

Часто говорят: деньги обеспечивают свободу. В этом ли настоящее их предназначение? Для чего нужно богатство?

Олег Бахматюк: Для чего стараться пробежать 100 метров за 10 секунд? Брать кусок железа и бросать его на 60 метров? Для чего 22 человека выходят на поле и полтора часа отбирают друг у друга мяч под рев трибун? Это все – умение бороться ради какой?то цели. Бизнес, война и спорт очень похожи по своей сути и лично мне очень близки.

Деньги вряд ли принесут свободу. Они, наоборот, вызывают разные зависимости. У меня, например, зависимость от созидания. Но я считаю, что умение творить – это самый лучший дар, которым Господь Бог может наделить человека.

Не буду лгать: на начальном этапе моего бизнеса я не ставил перед собой никаких определенных целей. Просто зарабатывал деньги. Но потом желание нарастало как снежный ком – я хотел созидать все больше и больше…

Любомир Гузар: Мой ответ, конечно же, будет исключительно теоретическим: как?то не удавалось мне побыть богатым (улыбается).
Умение приумножать деньги – это такой же талант, как и, например, умение рисовать. Человек так распоряжается своими долларами, что их количество постоянно увеличивается.

Вопрос: на что направлен навык быть богатым? Кто?то стремится к богатству, будучи уверен, что от роста своего капитала возвышается он сам. Богатство ради самоопределения, без какой?либо цели – это пустышка.

Обогащаться можно по?разному – например, играть на бирже, угадывая, будут акции расти или падать. В этом, конечно, нет ничего плохого, но мне кажется, и творчества в этом нет. А вот создать солидное предприятие – это естественный способ не только развивать в себе предпринимательский талант, но и самосовершенствоваться, учиться быть богатым. Я бы даже сказал, что это и путь к духовному развитию.

Ваше Блаженство, в своей аудио­книге вы размышляете об уязвимых местах отечественных богачей. Олег, вы – один из тех, кому адресована критика Блаженнейшего. Интересно, совпадают ли ваши взгляды на недостатки, свойственные нашим миллиардерам и миллионерам?

Л.Г.: Телевидение и газеты часто называют наших состоятельных людей олигархами. Я считаю, что это неправильно или, точнее, преждевременно. Олигархи – это люди, уже умеющие быть богатыми. Наши соотечественники этому еще не научились.

Когда в США я встречался с людьми, уже долгое время владеющими миллионами, они вели себя так, что я даже не мог вообразить, насколько они богаты. О таких людях можно сказать, что они господствуют над деньгами, а не деньги над ними.

Если собеседник намекает, что у него много денег, сразу понятно – он разбогател недавно. «Скоробогатых» всегда выдает снобизм. Нувориши не умеют спокойно принимать свой статус: наоборот, они хотят «сиять» богатством.

О.Б.: Наиболее трудноизлечимая болезнь наших богачей – это неумение адаптироваться к обществу.

Постсоветский социум безапелляционно относит богатых к «силам зла». Обличать олигархов, делать из них врагов народа очень выгодно политикам, которые таким образом сбрасывают груз ответственности со своих плеч.

Я очень много передвигаюсь по миру. Последние мои поездки были в Китай. Ментальность жителей этой гигантской страны схожа с нашей. Для меня ориентир – поведение китайских бизнесменов: богатые китайцы стараются не нервировать общество, не кичиться своим достатком. Так же ведут себя и богатые европейцы.

Что именно мешает состоятельным людям как можно меньше «сиять» богатством? Вот вам, например?

О.Б.: Военачальник должен спать не на голой земле, а на доске. Не на мягкой перине, а именно на доске. Чтобы лучше понимать своих бойцов и в то же время иметь определенный уровень комфорта, выделяться среди них.

Естественно, прошлое (при Совке я прожил 18 лет) оставило на мне определенный отпечаток. Но мне повезло: я много путешествую, часто общаюсь с очень умными людьми, перенимаю у них манеры, учусь правильно распоряжаться богатством.

То, чем страдают богатейшие украинцы, – это болезнь роста. Обновление украинской элиты будет проходить очень быстро. Мир стремительно глобализируется: сегодня нельзя отгородиться от всех забором. Если ты богатый человек, ты на виду у многих и должен вести себя подобающе.

Л.Г.: Мы действительно находимся на переломном этапе. Вопрос в том, чего именно не хватает нашим богатым: времени на эволюцию или желания? Богатый должен сам себя напутствовать быть человечным.

Тем, кто подрастает в домах богатых родителей, будет намного легче. Если, конечно, отец и мать стараются как можно больше дать своим детям не только в финансовом, но и в духовном плане. Человеку важно, чтобы рядом был кто?то, кто бы служил примером, показывал, как быть богатым.

Предпринимателям часто ставят в вину, что их поступки не соответствуют христианской морали. В то же время никто не спорит с тем, что они создают новые рабочие места, жертвуют на благотворительность, строят храмы. Цель оправдывает средства? И возможно ли нажить большое состояние честным путем?

Л.Г.: Я уверен, что возможно. Если бы нельзя было быть одновременно бизнесменом и порядочным человеком, общество давно исключило бы предпринимательство из перечня угодных ему дел.

Простые люди в большинстве своем не понимают, что предприниматель руководствуется не только общественными законами, но и экономическими. Бизнесмен часто поступает так, как никогда не поступила бы нравственная домохозяйка.

Другое дело, что на пути успешного предпринимателя весьма много соблазнов, и нужно быть человеком действительно очень солидного духовного формата, чтобы их преодолевать.

О.Б.: Недаром я сравниваю бизнес со спортом и войной. Ты не можешь себе позволить действовать так, чтобы угодить всем – в том числе «нравственным домохозяйкам».

Во имя цели я действительно могу пожертвовать некоторыми своими предпочтениями. Но есть и базовые принципы, которыми я никогда не поступлюсь.

Какие, например?

О.Б.: Пусть это останется при мне. Совпадает ли мой моральный кодекс с христианскими заповедями? Ну, процентов на 70, я считаю.

Для чего бедному человеку посещать церковь, понятно: она служит для него источником радости и опорой в жизни. А за чем в храм приходят богатые люди?

О.Б.: Победа, как Умение приумножать деньги – такой же талант, как и умение рисоватьизвестно, имеет очень много родителей. А поражение всегда сирота. Звенья в цепи, которая ведет к победе, – это поражения. Человек, занимающийся любой деятельностью, на пути к успеху 20 раз упадет и поднимется. Только получив болезненные удары, ты сумеешь удержаться в седле или на пьедестале. Потому что получил надлежащую подготовку.

Задача церкви – дать надежду, которая вызывает желание двигаться. И неважно, к каким слоям общества ты принадлежишь.

Л.Г.: Человек приходит в храм, чтобы найти Бога: «без Бога ні до порога». Богатый ты или бедный, молодой или старый, здоровый или больной – тебе необходим Бог. Любой человек нуждается в спасении, а оно идет только от Бога.

Богатство не грех. Но оно порождает определенные соблазны. Богатому человеку может казаться, что он прекрасно обойдется без Бога, так как все может. Но сегодня ты имеешь все, а завтра – ни богатства, ни здоровья.

Олег, вы часто ощущаете себя всесильным?

О.Б.: Знаете, когда человек испытывает наибольшие соблазны? Когда он чего?то достиг и не двигается дальше.

Никто мне не докажет, что предприниматель может отойти от дел, отдыхать где?то на морях и вести оттуда бизнес. Это представление свойственно только постсоветскому и арабскому мирам. Ни американский, ни, скажем, китайский предприниматель себе такого никогда не позволят. Большие соблазны появляются у человека, который вел очень активный образ жизни и вдруг решил стать пассивным инвестором. Ну, купил ты «мерс». Ну, еще один дом… А что дальше? Пустота.

Вы как?то определили для себя черту, достигнув которой, прекратите приумножать свое состояние?

О.Б.: Две самые страшные вещи в жизни – это невостребованность, когда ты никому не нужен, и обыденность, когда ты, грубо говоря, увяз в болоте. Я их очень страшусь и поэтому стараюсь постоянно быть в движении.

Блаженнейший перестал быть главой церкви, но не перестал быть священно­служителем. Не так ли?

Вот и меня бессмысленно спрашивать, перестану ли я когда?нибудь быть предпринимателем.

А что по этому поводу говорит церковь?

Деньги не?приносят свободу, а только вызывают разные зависимостиЛ.Г.: Это зависит от того, хочет ли человек жить или умирает еще при жизни. Если Бог дает мне силу делать то, что я умею, я это делаю. Это для меня возможность двигаться, жить. Если я сам себя посадил на печь, значит я обрек себя на смерть. Нет какой?то границы: 65 лет – и хватит, миллиард долларов – и хватит. Это не меряется деньгами.

Недавно умер один грекокатолический священник, отец Дмитрий Блажейовский. Несмотря на свой 101 год, он был очень активным. Он любил приговаривать, что не знает, чем сможет себя занять, когда состарится.

Для миллионов людей примером для подражания часто становятся крупные бизнесмены, которых не назовешь праведниками. Стив Джобс не признавал собственного ребенка, употреблял наркотики, был авторитарным лидером и вообще имел множество недостатков. Как церковь относится к тому, что люди стремятся брать пример с таких харизматичных грешников?

Л.Г.: Люди любят тех, кто успешен и выделяется на общем фоне. Это естественно, я не вижу в этом ничего плохого. Харизматики восхищают других своим поведением, мудростью. Да, у них есть определенные дефекты, но к ним нужно относиться с уважением и снисхождением. Великие ученые, художники часто становятся примером для подражания. То же самое относится к великим предпринимателям, таким как Генри Форд.

Проблема в другом. В эпоху господства телевидения и социальных сетей все сложнее отличить действительно выдающихся людей от псевдогероев. Когда?то в Америке был бум рестлинга, все с большим нетерпением ждали боев. Но потом оказалось, что это – шоу, а бойцы только имитируют борьбу.

Миллиардер Виктор Пинчук как?то сказал Forbes, что «управлять филантропическими проектами сложнее, чем бизнесом, так как этому нигде не учат». Правильная благотворительность – что это такое?

Л.Г.: Как-то раз в Парагвае я остановился у одного полковника. На момент моего приезда его не было дома – он открывал в родной деревне школу, построенную на его деньги. Наверное, это все?таки задача правительства – создавать учебные заведения. Но вот это?то и показательно, что человек хотел! Не задумывался, его ли это дело, а делал.

Особенных правил, как распоряжаться деньгами, предназначенными для благотворительности, нет. Главное правило – желать помочь человеку. А кому именно? Очень часто подсказывает сама жизнь.

Богачам?меценатам стоит помнить, что консолидация с другими филантропами открывает бо`льшие возможности. Некоторые же миллионеры предпочитают действовать единолично, чтобы выпятить свое «я».

О.Б.: В первую очередь следует спонсировать разработку технологий, которые позволят серьезно облегчить жизнь человека. Прежде всего – медицинских. Второе место в списке моих приоритетов – за образованием. Мы должны дать возможность нашей молодежи получать образование за границей с обязательным условием вернуться на Родину и производить блага на ее территории. Третье – это культура. Образовательный и культурный уровни нашего общества необходимо повышать – чтобы у нас появилась реальная, а не псевдоэлита.

Честно говоря, я не сильно вникаю в тему филантропии. Я прежде всего предприниматель, финансист. Мое меценатство сегодня сугубо локальное: скажем, оплатить больному дорогостоящую операцию. Чтобы заниматься благотворительностью эффективно, нужно создавать глобальные фонды и ставить в их главе креативных и наделенных смекалкой управленцев. Консолидация меценатов – это абсолютно верный ход.

Ваше Блаженство, вы сами сказали, что вам редко выпадает возможность встречаться с богатыми людьми. Вы, Олег, тоже не часто общаетесь со священниками. Не хотите ли воспользоваться случаем и спросить о чем-либо друг у друга? Что?то пожелать друг другу?

Л.Г.: Вопрос у меня только один. Богатые люди посещают церковь нечасто. Возможно, это связано и с тем, что священнику сложно понять специфику поведения богатого человека. Стоит ли знакомить пастырей с основами бизнеса, чтобы они лучше понимали проблемы богатых людей?

О.Б.: У богатого намного больше трудностей в жизни, чем может вообразить простой человек. Предприниматель, вопреки распространенному мнению, очень часто нуждается в совете и утешении. Если священник будет лучше его понимать – прекрасно. Хотя я сторонник общения с Богом не только через церковь.

По материалам журнала Forbes-Украина

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here