Первый заместитель Начальствующего епископа – Управляющий делами Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ), член Экспертного совета комитета ГД РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций прокомментировал инициативу Общественной палаты РФ по изменению текста воинской присяги.

На заседании Общественной палаты РФ, посвященному совершенствованию института военного духовенства, среди прочих был затронут вопрос об изменениях в тексте воинской присяги. Как член Научно-консультативного совета Общественной палаты на этом заседании выступил известный правозащитник, старший партнер Адвокатского бюро «Славянский правовой центр», почетный адвокат России Анатолий Пчелинцев. Говоря о необходимости совершенствовать закон «О свободе совести» в части, посвященной военнослужащим, он обратил внимание на то, что одна из гарантий свободы вероисповедания – право верующего военнослужащего на не произнесение слова «клянусь». По мнению правозащитника, возможно использование фразы «торжественно обещаю» или, для ортодоксальных верующих, «клянусь Богом».  Подобная практика была принята в Российской Империи. Более того, в царское время вообще могли освободить от присяги по религиозным убеждениям. В Евангелии от Матфея есть повеление «не клянитесь», и часть призывников воспринимает эту фразу буквально. Таких призывников немного, речь идет буквально о десятках, но они есть. Подобная практика была и в России до 1923 года, когда вместо слова «клянусь», использовалась фраза «торжественно обещаю». Важно также понимать, что клятва приносится не только для военной службы, но и президентом, прокурором, другими ответственными лицами. Ссылаясь на собственную адвокатскую практику, Анатолий Пчелинцев привел в пример несколько случаев, когда молодые люди отказывались принимать присягу, но не отказывались служить. В результате в воинских частях просто не знали, что с ними делать, т.к. в соответствии с законом о воинской обязанности, не присягнувших нельзя ставить ни в караул, ни на боевое дежурство.

Свой комментарий инициативе Общественной палаты РФ дал Первый заместитель Начальствующего епископа – Управляющий делами Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ), член экспертного совета Комитета ГД РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, епископ Константин Бендас:

«Прежде всего, рассмотрим вопрос не с общественно-политической точки зрения, а с богословской. Слова, которые истолковываются как запрет на дачу любой клятвы, произнесены Иисусом Христом и записаны в Евангелии от Матфея: “А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого” (Матф.5:34-37). На мой взгляд, Христос вовсе не говорит здесь о запрете произнесения слова “клянусь”. Здесь идет речь об иудейской традиции, господствовавшей в то время, когда для придания своим словам особенной значимости и веса, а порой и для того, чтобы прикрыть неправду, произносили очень сложные формулировки клятвенных фраз и выражений. Клялись и своими родителями, и предками, и детьми, и своим здоровьем, и Храмом, и престолом Божьим, и много чем ещё. Иисус Христос разоблачает данное лукавство и дает новое понимание – заповедь Нового завета, что все, что мы делаем и говорим, делается перед Богом и любое “да” также весомо, как любая самая “страшная” клятва. Таким образом, абсолютно неважно, в какой форме я даю свой обет. Нет ничего опасного в слове «клятва», больше опасностей для души человека, если он полагает, что замена терминов позволит ему не хранить произнесенное или подписанное на бумаге обещание, не исполнять свое слово вовсе. Необходимо понимание, что за каждое слово мы несем ответственность перед Богом, если ты сказал “да” – то исполни. Как христиане мы даем самую важную клятву нашей жизни, когда совершается таинство водного крещения, и мы обещаем Богу добрую совесть. И уж если мы можем обещать самому Бог добрую совесть, то тем более мы можем обещать, что мы в случае опасности, в случае войны встанем на защиту своей семьи, своего народа, своей Родины. А тем, кто уверен, что слово “клянусь” нельзя произносить ни при каких обстоятельствах, остается возможность альтернативной гражданской службы, по-моему, для работы санитаром клятвенно присягать не требуют.  И не нужно придумывать никаких фарисейских ухищрений, подменяя термины.

от Матфея5:37

Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.

 

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here