Ваши письма и молитвенные просьбы

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
   

Как жить протестантам после принятия "закона Яровой"?

Автор: К.М. Андреевадвокат «Славянского правового центра», кандидат юридических наук, член экспертного совета Комитета ГД РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций.

Государственная Дума Российской Федерации все же приняла в третьем чтении  24 июня 2016 года закон   «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»[1].

Провели законопроект не через профильный  комитет, «по тихому», словно крадущийся  тать в  ночи, и в  большой  спешке, от чего он вышел нелепым, но от этого не менее  опасным для  церкви.

Очевидно, нужно думать как  жить в  новых условиях, которые вероятно становятся  не  столь благоприятными, во всяком  случае    для  евангельских верующих.

Что же  изменилось с новым законом для протестантов и как  теперь с этим жить?

Главное и первое, что необходимо понять, так  это то, что новый  закон нарушает фундаментальные права российских  граждан, прежде  всего верующих евангельских церквей,   и не соответствует действующей  Конституции Российской Федерации.  И , возможно через этот закон у  многих должна произойти переоценка реального места  и положения церкви  в  этом  мире, роли и места в  нем  государства. Как это  произошло в  свое  время  у  Августина Гиппонского, чье  учение  о балансе  земного и вечного, о грядущем и небесном граде, неизменно формировали взгляды  церкви и закладывали основы  государственно-конфессиональных отношений  на протяжении многих веков.

Второе, что необходимо  понять, что изменились правила  игры. И за  их не соблюдение грозят серьезные  санкции. Некоторые верующие сегодня  уже  высказываются, что «закон Яровой» это благо  для  церкви, так  как  благо есть страдать за  Христа. Но никаких страданий  не  будет (во всяком  случае тех, через которые  происходили верующие  старших поколений).

Не будет узников  совести. Будут штрафы. Большие и ощутимые.

Статья 11 нового закона вносит в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях   в статью 5.26 следующие  дополнения: «Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой, - влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов. Осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до одного миллиона рублей. Нарушение, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства, - влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового»[3].

Таким образом, страдания  предполагаются  материальные и очевидно от того самые  ощутимые, потому  что за  свои убеждения  придется  платить в  прямом  смысле и достаточно  дорого. Эпоха  дешевого христианства  заканчивается.

Естественно протестантское  сообщество объединенными усилиями будет пытаться  изменить существующее  положение  вещей. Если закон все  же  будет принят, его можно обжаловать в  Конституционном  суде  Российской  Федерации. Правда  для  этого должны  появиться  «первые жертвы» закона, так  ка к обжалованию  подлежит нормативно-правовой  акт, связанный с  нарушением права. Согласно статьи 96 Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации, Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации»: «Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. К жалобе помимо документов, перечисленных в статье 38 настоящего Федерального конституционного закона, прилагается копия официального документа, подтверждающего применение обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело»[4].

Не следует также  забывать, что впереди выборы  и кандидаты  в  депутаты  будут бороться за  электорат. Консолидированная  позиция  протестантов  и  их  политический  запрос  на  отмену  «закона  Яровой» может вызвать желающих побороться  за  их голоса.

Остается  также  гражданское  неповиновение.

Это крайняя  форма  борьбы, но возможность ее  применения  указана даже  в  Основах  социальной концепции Русской  православной  церкви: «Государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь, духовническую практику и так далее, равно как и вообще в деятельность канонических церковных учреждений, за исключением тех сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством, его законодательством и властными органами. Церковь ожидает от государства уважения к ее каноническим нормам и иным внутренним установлениям.  Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению»[5].

Другой  путь – это игра  по предложенным правилам в  условиях  невозможности их поменять. Путь сложный, требующий действий  профессионалов, что  выдвигает на  передний  край  общей  борьбы – христианских юристов  и адвокатов, который  предполагает использование  средств  несовершенного закона  для  нивелирования  угроз, исходящих от этого закона. На  востоке  этот метод  известен  как   таэквондо, заключающийся в использовании энергии противника против него. Говоря простым языком, это доведение действия, в  целях его нивелирования,  до абсурда, или в  просторечии «до маразма».

Новым законом внесены  дополнения в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»[6] в  виде новой  Главы III1  , которая содержит теперь определение миссионерской деятельности, чего раньше  не было. Миссионерской деятельностью теперь признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами,  последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами.

Право, которое пока  еще гарантировано гражданину  статьей 28 Конституции Российской  Федерации[7] и статьей  3 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»[8] - свободно распространять свою веру  и свои убеждения- называется новым законом  миссионерской  деятельностью  и подлежит разрешительной  регламентации. По сути, принятый закон сводит распространение религиозных убеждений  и миссионерскую  деятельность к  одному  понятию, а  индивидуальная  свобода  вероисповедания гражданина  связывается  законодателем с  его членством в  религиозном  объединении. Распространяешь веру  и люди при этом  уверовали и обратились – это признак  миссионерской  деятельности. Но религиозная  проповедь для  того и существует, чтобы  люди от нее  обращались. При этом проповедь Евангелия является  фундаментальной  частью практики большинства  протестантских конфессий. Распространении общедоступных религиозных текстов (например Библии) также  имеет признаки  миссионерской  деятельности, но для  протестантов  важно в  первую очередь распространять  как раз Слово  Божие - Библию.

Что страшного, что теперь распространение  веры  будут называть миссионерской  деятельность? А дело в том, что закон определил порядок  осуществления  этой  деятельности и серьезные  санкции за  нарушение  этого порядка.

Статьей 242  принятого закона определяется порядок осуществления миссионерской  деятельности [9].

Граждане, осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозной группы, обязаны иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации.

Миссионерскую деятельность от имени религиозной организации вправе осуществлять руководитель религиозной организации,  член ее коллегиального органа и (или) священнослужитель религиозной организации.

Иные граждане и юридические лица вправе осуществлять миссионерскую деятельность от имени  религиозной организации при наличии у них документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочие на осуществление миссионерской деятельности от имени религиозной организации. В данном документе должны быть указаны  реквизиты документа, подтверждающего факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц и выданного федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом.

По видимому нам предстоит кропотливая  работа по пошаговому  убеждению правоприменителя  и законодателя  в неисполнимости, и мало того в  бесполезности указанной нормы. Для  чего потребуется  работа в  судах, обжалование  действий проверяющих и надзорных  органов путем постановки последовательных  вопросов, ответы  на  которые  принятый  закон не  дает:

Если гражданин «распространяет религиозные убеждения» и призывает разделить их, включая  его религиозную практику, состоящую в  том  числе в  посещении богослужений  определенного религиозного объединения, является  ли  он при этом миссионером  этого  религиозного объединения, если сам не является его членом, но ассоциирует себя с  ним?

Что делать если гражданин хочет воспользоваться  своей  свободой вероисповедания распространяя свои убеждения, но членом объединения себя  не считает, или не хочет связывать себя  формальным членством, но богослужения религиозного объединения  посещать хочет?

Если распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами,  последователями) конкретного религиозного объединения, проводится не в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) этого религиозного объединения как  это определить? Так, проповедь Евангелия, которая  является  фундаментальной  частью практики большинства  протестантских конфессий, в  какой  именно момент перестает быть распространением религиозных убеждений и становится  миссионерской  деятельностью? Тот, на  кого направлена  проповедь должен сразу  изъявить желание  стать членом  религиозного объединения, или  может принять такое  решение  спустя  годы? А если у религиозного объединения  нет цели сделать человека членом  своей  организации, но последователем своей  религии в  целом?

Если распространение информации о своем вероучении заключается в  распространении общедоступных религиозных текстов (например Библии) это уже  «миссионерская  деятельность» или еще  нет? Для  протестантов  важно в  первую очередь распространять именно «Слово  Божие».

А если религиозное  объединение распространяет информацию (например о христианской вере), а  лица , которые эту  информацию получают, принимают решение  стать членами другого (похожего) религиозного объединения – «миссионерской деятельности» не будет иметь место или нет?

В чем разница между  распространением «публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»? Распространение  через СМИ и Интернет – это всегда  публично, или нет? Означает ли эта норма  , что  религиозное объединение, которое  имеет «официальную страницу» в  сети «Интернет», занимается  миссионерской  деятельностью?  Но российское  законодательство не имеет понятие  «официальный  ресурс  организации в  сети Интернет». Все  зависит от того, кто является  арендатором  конкретного доменного имени. А если доменное  имя  приобрело физическое  лицо, которое не является  членом  религиозного объединения, но симпатизирует  ему  и распространяет информацию  о нем на добровольных началах  и по своему  внутреннему  убеждению?

Что такое распространять информацию об учении религиозного объединения «другими законными способами»? Если верующий  крестится в  подъезде  заходя  в лифт, молитвенно воздевает  руки и произносит Аллилуия, или  демонстрирует  религиозную  атрибутику  в одежде  или  поверх  ее (ношение  креста) – это будет «миссионерской  деятельностью»  и в  какой  момент это будет определено, совершенное им  как  членом религиозного объединения. Произошла  ли  «миссионерская деятельность» в момент демонстрации ,или после  того как сосед, увидевший  священника в  рясе, станет членом  религиозного объединения? А если сосед станет членом  другого религиозного объединения, но с  похожим учением?

Ну  и наконец, а кто собственно будет контролировать и определять была ли «миссионерская  деятельность» и кем в  конкретном  случае (гражданином или  членом  объединения) были совершены  миссионерские  действия и какие?

Как подобный контроль будет соответствовать праву  граждан на охраняемую законом «религиозную тайну»[10] и правом  на  частную жизнь, гарантированную Конституцией  российской Федереции?

Принятый  закон излагает часть 3 статьи 17 Жилищного кодекса Российской Федерации[11]  в следующей редакции: «Не допускается осуществление в жилых помещениях миссионерской деятельности, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Однако, часть 2 статьи 16 настоящего Федерального закона, которая подразумевает, что  богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются: в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности; в помещениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности.

При этом, протестантскому  сообществу  предстоит  оспаривать сам вопрос: а кто должен собственно  определять, что является «религиозным обрядом и церемонией» а  что «миссионерской  деятельностью», то есть вопрос  об экспертном  составе и начинать нужно с  экспертного сообщества  при Министерстве юстиции Российской  Федерации, одним из экспертов  которого является  такая одиозная  фигура  как  А.Л.Дворкин. Так, для  протестантов и обрядом  и религиозной церемонией является  публичная  проповедь Евангелия и призыв к  покаянию  и принятию веры. Это особенности вероучения большинства  протестантских конфессий. И не  все, так  называемые  «эксперты» в  этом  разбираются, да  и не хотят.

С другой  стороны, следуя букве  принятого закона, для  осуществления религиозным объединением миссионерской  деятельности в  жилом  помещении достаточно иметь договор аренды с  собственником  помещения. Об этом  нужно побеспокоиться. Однако, если же собственник  помещения распространяет свои религиозные убеждения, которые аналогичны  убеждениям религиозного объединения, установить когда  он делает  это индивидуально, а  когда  от лица  объединения, очевидно не представляется  возможным. Кроме  того, собственник арендодатель может симпатизировать религиозному  объединению, но отнюдь  не быть его членом.

Абсурдно в  этой  связи положение статьи 22 принятого закона, которая    дополняется частью 32 статью 17 Жилищный кодекс Российской Федерации: «Перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности не допускается»[12]. Предположим, гражданин передал в  собственность религиозной  организации свой  дом, имеющий  статус  жилого помещения. Осуществлять религиозную (включая миссионерскую) деятельность в  таком  доме  возможно в  соответствии  со статьей 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», а  перевести его в нежилое  нельзя. Значит гражданин должен сначала  перевести помещение в нежилое, а затем уже  передать его религиозному объединению.

Право граждан распространять свои убеждения  рассматриваемым законом  связывается с  деятельностью религиозной  организации. И, по сути, происходит попытка  введения  некоего религиозного «крепостного права». Может ли при этом  религиозная организация  отвечать за  все  действия  граждан, которые в  той  или иной  мере  связывают свою веру  с  верой, исповедуемой  религиозной  организации? Очевидно, что нет. В  уставе  каждой  религиозной  организации говорится, что организация  не отвечает по обязательствам  своих членов, а  члены  по обязательствам организации. Иначе  пришлось бы  декларировать, что члены  религиозной  организации суть одно, но этого не  может быть. Даже  Семейный  кодекс Российской  Федерации, предусматривающий  особый  статус  супругов, тем не менее, проводит различие  между  гражданами, вступившими в  брак, что нельзя  сказать о принятом  законе.

Аналогичная  проблема в  понимании  принятого закона касаются  и иностранных граждан и лиц без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, которые теперь законно вправе осуществлять «миссионерскую деятельность» только: от имени религиозной группы – только на территории субъекта Российской Федерации, в котором расположен территориальный орган федерального органа государственной регистрации, выдавший письменное подтверждение получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, при наличии документа, указанного в пункте 1 настоящей статьи; От имени религиозной организации – только на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с территориальной сферой деятельности указанной религиозной организации при наличии документа.

Почему право иностранных граждан и лиц без гражданства распространять свои религиозные убеждения, гарантированные  Конституцией  Российской Федерации, связано с «принадлежностью» к  религиозному  объединению? Для  любого  протестанта  важно ежедневное  свидетельствование  о своей  вере, распространение  убеждений. Получается, что конституционное право иностранного  гражданина или  лица  без гражданства распространять свою веру, оказавшегося на территории Российской  Федерации, находящегося  например  во время  путешествия в другой  регион (например, в  поезде  или  самолете) больше  не действует, а  по приезде  связано с  «крепостным» религиозным объединением, к  которому  он приписан?

Вызывает серьезную озабоченность и статья 11 принятого закона, которая  дополняет Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях частью 3, подразумевающей ответственность за осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой.

Если по поводу маркировки продукции все  более  или менее  понятно, то как  быть с «осуществлением религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования»? Каким образом и где именно религиозная организация обязана  указывать свое официальное полное наименование. Например, при проведении богослужения в арендованном  помещении, должен ли это быть банер   на  двери, или священники должны прикреплять соответствующие  бейджи (наклейки)  к  облачениям во время  совершения  обряда, с  указанием полного наименования  своей местной  религиозной  организации (или  может быть централизованной  религиозной  организации, или  и той  и другой)?

Впереди у  нас  много работы. В  «Славянском  правовом  центре» профессиональных христианские  адвокаты  и юристы тщательно собирают и анализируют информацию, чтобы  предоставлять религиозным объединениям методические  рекомендации. Также  происходит работа с  принятым  законопроектом.

Три важных вывода  и руководства  к  действию российские протестанты  должны  извлечь для  себя  из  истории с  «законом  Яровой»:

1) Осознать действительное место  и роль церкви и государства  в  их взаимоотношениях.

2) Принять наставление  Спасителя: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби... (Мф. 10: 16-18).

3) Помнить, перенося  их смысл на собственную  ситуацию,  слова Голды Меир, премьер министра  Израиля, которые  она  сказала во время Шестидневной войны: «У нас евреев есть  секретное оружие - нам больше некуда идти».

Литература:

1.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21.07.2014 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, (дата обращ.- 27.06.2016);

2. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016г) 

3.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 02.06.2016)// СЗ РФ.1996. – № 25. – Ст. 2954. // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016) ;

4. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 23.06.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 28.06.2016) // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016)

5.Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 188-ФЗ (ред. от 02.06.2016)  // СЗ РФ.1996. – № 1. – Ст. 16. // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016);

6.Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) «О свободе совести и о религиозных объединениях // СЗ РФ.1997. – № 39. – Ст. 4465.// Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016г);

7.Закон  «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», принят ГД РФ 24.06.2016 // Официальный интернет-портал Государственной  Думы  РФ  http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(SpravkaNew)?OpenAgent&RN=1039149-6&02 , (дат. обр. 27.06.2016 г);

8.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. – М.: Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата, 2008. – 174 с.// [элект.рес.]<http://www.patriarchia.ru/db/text/141422>.(дата обращ. – 27.06.2016)

9.Андреев К.М. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. – М.: Юриспруденция, 2015. – 232 с.

Сведения об авторе:

Андреев Константин Михайлович – адвокат «Славянского правового центра», кандидат юридических наук, член экспертного совета Комитета  Государственной  Думы Российской  Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций.

E-mail: andreev.advokat@gmail.com                       http://www.konstantinandreev.ru/


[1] Закон  «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», принят ГД РФ 24.06.2016 // Официальный интернет-портал Государственной  Думы  РФ  http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(SpravkaNew)?OpenAgent&RN=1039149-6&02 , (дат. обр. 27.06.2016 г)

[2] https://www.znak.com/2016-06-27/matvienko_paket_yarovoy_ne_narushaet_ni_odnoy_normy_konstitucii

[3] «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 23.06.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 28.06.2016) // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016)

[4] Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 14.12.2015) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016г) 

[5] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. – М.: Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата, 2008. – 174 с.// [элект.рес.]<http://www.patriarchia.ru/db/text/141422>.(дата обращ. – 27.06.2016)

[6] Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) «О свободе совести и о религиозных объединениях // СЗ РФ.1997. – № 39. – Ст. 4465.// Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016г) 

[7] Конституция Российской Федерации(принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21.07.2014 опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru, (дата обращ.- 27.06.2016)

[8] Там же.

[9] Закон  «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», принят ГД РФ 24.06.2016 // Официальный интернет-портал Государственной  Думы  РФ  http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(SpravkaNew)?OpenAgent&RN=1039149-6&02 , (дат. обр. 27.06.2016 г)

[10] Андреев К.М. Понятие и особенности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. – М.: Юриспруденция, 2015. – 232 с.

[11] Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 188-ФЗ (ред. от 02.06.2016)  // СЗ РФ.1996. – № 1. – Ст. 16. // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ)  http://www.pravo.gov.ru, (дат. обр. 27.06.2016)

[12] Там же.

(с) При перепечатке материалов активная ссылка на Живая Вера Медиа обязательна!