Россия стоит в самом центре украинского конфликта. Но это не потому, что российские танки и боевые установки располагаются на территории Незалежной, как пытаются представить провокаторы, а потому что Россия в тяжелое время приняла более миллиона украинских беженцев, вынужденных покинуть родину из-за гражданской войны.

Чтобы разобраться в причинах конфликта, из первых уст услышать о нелегкой судьбе беженцев, а также узнать, как вера в Бога помогает пережить тяготы войны, мы поговорили с Еленой Куринной, бывшей прихожанкой церкви «Добрая весть» в Славянске, а ныне прихожанкой одной из евангельских церквей  Ярославля.

— Почему вам пришлось покинуть свою Родину и переехать в Россию?

В ноябре на Украине произошла революция, которую большинство жителей Юго-Востока Украины не поддержали. Когда весной все немного утихомирилось, новые власти сказали, что с жителей Донбасса будут высчитывать денежные средства для восстановления Киева. Естественно, все люди возмутились, сказав: «На каком основании, ведь нас не было на Майдане и мы ничего не разрушали, почему деньги должны забирать из наших зарплат? Мы платить не будем».

Вообще, на протяжении всех 20 лет до отсоединения Донбасса нас гнобили, пытались заставить принять официальным только украинский язык, а мы — жители его не знаем, ведь мы все русское население.

Это было одной из причин того, что наши мужчины, в том числе мой сын, восстали и начали защищать свой Донбасс.

Затем мы провели референдум, который новоиспеченные власти Украины не приняли, и тогда началась осада. В апреле военные действия начались под Краматорском, а уже в мае стали бомбить и Краматорск и Славянск, где я проживала.

Мужчины стали организовывать вывоз своих семей из военной зоны. У нас была договоренность вывести семьи всех ополченцев в Крым.

К тому времени гору Карачун заняли украинские войска – около 300 человек.  Эти солдаты не знали куда их привезли, и не догадывались, что их задачей станет расстрел мирных жителей. Эти честные ребята отказались выполнять преступный приказ, поэтому их расстреляли, а затем пораспарывали им брюхи и забрали органы.

Это было жутко, стояла страшная вонь, повсюду валялись трупы. Мирные граждане, в которых стреляли украинские власти, тоже часто получали ранения, поэтому по городу кругом валялись оторванные руки и ноги.

Все понимали, что если в наши города зайдет украинская армия —  семьям ополченцев и несогласных с киевским режимом будет очень плохо.

— Когда вы покинули Донбасс?

Мы уехали в Крым из Славянска 22 мая. Было очень опасно, поэтому в автобусах от пуль нас закрывали матрасами. Один из автобусов с беженцами, ехавший впереди нас был полностью расстрелян вместе со всеми пассажирами.

Из Крыма на самолетах МЧСники нас перевезли в Ярославль, где я и проживаю со своей беременной дочерью с 26 июня этого года. Сейчас мы уже сдали документы на РВП (разрешение на временное проживание).

— Как вас встретили в России?

Люди, которые нас принимали как беженцев, на российской стороне были очень радушны и сердечны. Они помогали, как могли и даже больше. Честно говоря, я даже не ожидала.

Как только мы приехали, через 2 часа поехали машины с продуктами, с одеждой, с обувью. Эта помощь была очень нужна, потому что с собой мы не могли взять много вещей. В России нам помогали не только простые сочувствующие граждане, многие организации оказывали гуманитарную помощь деньгами, продуктами. Снимали и оплачивали нам жилье, помогали с оформлением документов и обеспечивали всем необходимым.

— Как вы относитесь к новой украинской власти?

— Что это за власть, которая расстреливает своих людей? Это не власть – это самозванцы. Украинская власть – это олигархи, которые продались Америке и уничтожают собственный народ. Даже фашисты так не делали. Спасибо Путину, конечно. Он очень поддержал украинских людей, Россия приняла и помогла большому числу беженцев.

— Какая духовная атмосфера в церквах на Донбассе?

— Церкви по-разному восприняли революцию на Майдане. Для меня было поразительно, видеть как верующие некоторых церквей, которые я знала на Донбассе, ходили по площадям разукрашенные в сине-желтый цвет и кричали: «Слава Украине! Героям слава!» Для меня это было поразительно!

В последнее время я посещала Церковь «Добрая весть», возглавляемую пастором Демидовичем. Они вообще полностью поддержали украинскую власть, я была в шоке от этого. Я считаю, что церкви не должны вмешиваться в политику.

До того, как я уехала на одном из собраний домашней группы в этой церкви я молилась и просила Господа вразумить власти Америки и Обаму. Тогда мою молитву очень жестко остановили. Лидер домашней группы не только с гневом запретили мне, но и заявил, что разрушает мою молитву. После этого я сказала, что больше не переступлю порог этой церкви.

— То что переживают люди во время войн всегда ужасно: страдание, горе, насилие, разруха… Скажите, как вера в Бога помогла ли вам переносить тяготы войны?

— Если бы я была без Бога – я бы этого не выдержала. За полгода до того, как все это началось, внутри моего сердца была молитва: «Господи! Укрепи меня!». Я даже не понимала тогда, почему и к чему у меня такая просьба на сердце. Сегодня, учитывая, что мой сын уже три месяца считается пропавшим без вести, мне ясно, почему Бог побуждал меня молиться об укреплении. Я ничего не знаю о сыне, но, только уповая на Господа, у меня остаются силы верить и жить…

Беседовали Алена Балашова и Сергей Киреев
(специально для Живая Вера Медиа)

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here