Ваши письма и молитвенные просьбы

   

О Голодном Волке, царе чичимеков (1402-1472)

31 января 2014 г., Живая Вера Медиа

"....Разумея все это, с глубокой печалью в сердце посмотрел я вновь в небеса и подивился красоте солнца, луны и звезд, и всего Творения. И сказал я себе, что наши боги никак не могли создать все это великолепие, и что Тот, Кто создал это - могущественный Бог, недоступный и непознанный никем...."

Эти слова, как считается, принадлежат Несауалькойотлю, царю чичимеков, партнеров мешико (ацтеков, проще говоря) по Тройственному союзу, силами которого они держали в повиновении практически всю Мезоамерику.

Биография Несуалькойтля (Голодного Волка), принадлежит перу его потомка по имени Фернандо де Альва Иштлильшочитль и составляет большую часть «Истории чичимеков».

Некоторые моменты жизни Голодного (или Постящегося) Волка напоминают биографии других известных исторических фигур, а история с его женитьбой и вовсе как будто заимствована из Ветхого Завета. Несуалькойотль влюбился в некую Аскальшочицин, которая должна была стать женой Куакуацина (юридически она уже была его женой). Царь чичимеков поступил в этом случае так же как царь Давид: отправил соперника на войну на верную смерть, а сам женился на красавице.

Голодный Волк на мексиканской банкноте

Несмотря на такой неприглядный эпизод, Несуалькойотль предстает перед нами не только как мудрый правитель, но и человек чрезвычайного ума и многих талантов, намного опережающий свое время. Кроме того, что он (как и царь Давид, кстати) был поэтом и философом, он прославился как воин, законодатель, собиратель библиотеки, устроитель ботанического и зоосада. Он задумал и построил знаменитый ацтекский акведук, уничтожив который, Кортес значительно облегчил себе задачу взятия город Теночтитлан, и другие «водные сооружения», да и не только водные, но и множество наземных, но уже в своем Тескоко.

При всем этом Голодный волк был еще отчасти и диссидентом: он расходился с соратниками по Тройственному союзу во взглядах на религию. Более всего ему претили человеческие жертвоприношения, и он всячески пытался избавиться от этой практики. В Теночтиталане, наоборот, вся политика была построена вокруг необходимости таких жертв. После серии стихийных бедствий и неурожая в середине века жрецы в Тескоко настаивали на том, что виной всем несчастьям является гнев богов, которые требуют жертв. Голодному волку пришлось согласиться, хотя сам он не участвовал в ритуалах. Поискам истины он предавался в одиночестве.

Несуалькойотль считал, что существует скрытый от всех Бог, Создатель всего, один господин надо всем. Он построил храм этому Неведомому Богу, где не было идола, «никакого изображения». В его «псалмах» (продолжая сравнения с царем Давидом) сквозила печаль о бессмысленности и неизбежной конечности жизни.

Куда бы мы ни подались,
Нам не избежать смерти.
Есть ли способ избавиться от этой тоски?
Нам никуда не деться от этого,
Никто не живет вечно на этой земле.
Даже великие правители рождаются
Чтобы потом умереть.
Нам никуда от этого не деться,
Никто не живет вечно на этой земле.
(Перевод английского текста).

В понимании Несуалькойтля Бог непознаваем и недоступен.

В небесной дали суверенно
Бог творит слова.
Кто видел Бога на земле?
Ему тут быть претит,
Никому Он тут не друг.
Теперь я познал,
Что наша власть и слава – все ничто.
Как и наше золото, и наш нефрит –
Все мы кончим смертью.

Несуалькойтль называл Бога Тлоке Науаке, это имя он заимствовал из учений своих предков толтеков, к которым принято было относится с определённом пиететом. По-видимому, Голодный Волк выбрал именно это имя для своего Бога, потому что в нем было указание на всемогущество и «владение всем». Испанцы отмечали, что этому Богу не приносят жертв и не строят идолов.

Однажды даже было выдвинуто предположение, что индейцы произошли от иудеев, жизнь Несуалькойотля вполне могла бы дать кое-какую почву для этого предположения. С другой стороны, что удивительного в том, что «великолепие» творения не уживалось в голове философа с образами жадными до крови богов обитателей Мезоамерики. Суть их «богословия» вкратце состояла в том, что мир рухнет, если жертвы прекратятся. Такое мировоззрение отчасти было навязано людям все более централизующейся в районе Теночтитлана властью, но ведь и другие племена, ненавидевшие ацтеков, тоже упрямо практиковали такие жертвы. А Голодному Волку, очевидно, не было никакой политической выгоды от его странных верований, и все же он предпочитал быть последовательным и оставался верным тому, что видел и понимал. Наблюдая за естественным откровением Божьим, Его творением, видимым всеми, он познавал то, что было недоступно другим.

Наконец-то мое сердце стало мудрым,
Я слышу песнь и вижу цветок,
Пусть красота их никогда не прейдет.

Стихи и информация из книги Франциско Серрано "Царь-поэт Тескоко. Великие люди Древней Мексики." и других источников 

Евгения Игнатьева

(с) При перепечатке материалов активная ссылка на Живая Вера Медиа обязательна!