Сегодня в СМИ можно найти много информации, много разных мнений, порой противоречащих друг другу, о Майдане, гражданской войне на Украине. Но я хочу рассказать о том, как эту ситуацию переживает наша семья, черпающая основную информацию не из сводок новостей, а непосредственно с места событий.
 
О личном
 
Так случилось, что наша семья, берущая свои корни в Ростовской области, граничащей с Украиной, после крушения Советского Союза неожиданно оказалась русско-украинской.
 
Родственники, волею случая поселившиеся на территории Восточной Украины, стали жителями иностранного государства. В такой же странной ситуации оказались и сотни тысяч наших земляков, создававших семьи в Советском Союзе.
 
В нашем случае государственные границы не стали поводом для разрыва отношений с близкими людьми. К счастью, визовый режим не был введен, и мы продолжали ездить друг к другу в гости, теряя только время на прохождение таможни. Все семейные торжества проводили вместе. В трудные времена мы поддерживали украинскую родню материально. Они привозили в нашу некогда атеистическую семью Новые Заветы, духовную литературу, кассеты с песнями о Боге, через которые Дух Святой касался наших сердец. И постепенно Библия стала настольной книгой в доме моих родителей, дедушек и бабушек.
 
Моя родная тетя Валентина уверовала и стала посещать евангельскую церковь более двадцати лет назад. Вслед за ней вскоре к Богу пришел и супруг. С тех пор дядя Саша служит в прославлении. Тетя Валя перенянчила многих детишек из церкви. Являясь на протяжении всего этого времени активными прихожанами, служителями, благовестниками, они привели к Богу немало людей. В их доме постоянно звучат молитвы, песни прославления, проходят домашние группы.
 
Более двенадцати лет назад по приглашению тети Вали и дяди Саши я посетила молодежный христианский лагерь под Краматорском, в котором они служили. Там я впервые пережила встречу с Богом и навсегда избрала для себя пусть следования за Христом.
 
С тех пор Украина стала для меня не просто местом жительства родственников и друзей, но и моей духовной родиной, с которой связаны совершенно особенные переживания и множество счастливых воспоминаний.
Но это была предыстория. А теперь вернемся к современности.
 
Жизнь после «Майдана»
 
В феврале 2014 года на Украине грянул государственный переворот. Сначала события в Киеве казались какими-то далекими и несерьезными, но ситуация резко стала усугубляться. Несмотря на гибель ста человек во время столкновений на Майдане, некоторые христиане увидели в этом «волю Божью». Тогда еще многие не понимали, что это только начало кровавого пути Украины.
 
Первыми столкнулись с трудностями наши родственники из приграничных деревень, которые не могли попасть даже на похороны к сестре в соседнее село, отделенное русско-украинской границей. Испокон веков селяне беспрепятственно ездили или пешком ходили друг к другу в гости, а теперь через границу стали пропускать только стариков.
Гораздо сложнее ситуация складывалась в Славянске и Краматорске. Города стали обрастать блокпостами. Киевские власти, не желая проводить законный референдум на Донбассе, направили туда военную технику.
 
Над Краматорском начали низко кружить истребители и вертолеты, нагнетая обстановку. По скайпу родственники сообщали, что в целом ситуация в городе относительно спокойная, не считая локальных перестрелок на блок-постах. При этом начался рост цен на продукты, усугубилась и без того тяжелая ситуация с безработицей.
Переживая о детях и внуках, проживающих в Краматорске, мои дедушка и бабушка начинают пить лекарства. До 80-ти лет дедушка практически не обращался в медицинские учреждения, но на фоне стресса здоровье стало сдавать. У бабушки начало регулярно повышаться давление, что в преклонном возрасте очень опасно. Война с фашизмом отняла у них счастливое детство, и вот теперь ненавистные нацистские идеи снова зазвучали в обществе. И не где-то далеко, а в соседней Украине, за освобождение которой их отцы также проливали кровь.
 
Эмиграция в Россию
 
25 апреля мой двоюродный брат Дмитрий, вместе с супругой переехал из Краматорска в Россию. Он – юрист, она – педагог, оставили там свой дом со свежим ремонтом, который им к свадьбе помогли приобрести родственники.
 
На тот момент они уезжали, как им казалось, не от войны, а скорее от нестабильности, безработицы и неустройства, которое с каждым днем после «Майдана» все больше усугублялось. Но едва тронулся их поезд, в котором Украину покидали и другие такие же семьи с огромными баулами, как в Славянске послышалась стрельба, город подвергся одному из первых штурмов.
Сейчас мы понимаем, что Дима с Настей успели уехать практически в последний момент, пока Славянск и Краматорск еще не были оцеплены со всех сторон украинскими военными. Это была Божья милость, как и то, что всего за несколько месяцев до майдановских событий, Дима уволился из украинской милиции в звании лейтенанта из-за непомерно низкой зарплаты. Если бы он этого не сделал, то оказался бы, как и все сотрудники милиции, в крайне тяжелом положении, когда не понятно, кого считать легитимным, и чьи приказы выполнять. Особенно, если учесть, что приказы «киевской власти» могут быть направлены против жителей твоего родного города, которых ты знаешь лично и понимаешь, что никакие они не «террористы».
 
По приезду мы расспросили Диму и Настю, как обстоит ситуация на самом деле в Краматорске, действительно ли город захвачен террористами, есть ли там русские военные, о которые вещают украинские каналы и интернетные «тролли», правдиво ли освещают ситуацию российские СМИ.
 
«Да, нет там никаких «зеленых человечков», во всяком случае, их никто не видел и никто из местных не слышал ничего об этом, — говорит Дима. — Некоторых ребят, которые ходят на баррикады, я знаю, это обычные пацаны, краматорчане, одного из них ранили во время штурма аэропорта. Говорят, что стреляли по нашим не просто из «калашей», а конкретно на поражение какими-то запрещенными снарядами. 
 
Российские каналы в целом дают правдивую информацию о Краматорске, за исключением того, что освещают, в основном, только ситуацию на блокпостах, и может создаться впечатление, что перестрелки идут везде, хотя внутри города относительно спокойно. Украинские каналы вообще не отражают реальную ситуацию, подтасовывают факты, настраивают против России и жителей Донбасса. Хорошо, что у многих местных есть спутниковые антенны, поэтому люди могут смотреть российское телевидение и сравнивать информацию».
 
Достается и мирным жителям:
«Недавно, вот, женщина знакомая работала в огороде, ее начал обстреливать истребитель, еле успела в подсобке спрятаться. У них огород находится недалеко от ретрансляционной вышки, видимо пилоту примерещилось, что вышку собираются штурмовать или еще что-то. Это мы уже потом так рассуждали, иначе зачем стрелять по людям, пропалывающим грядки в огороде?».
 
Шокирующие факты ребята рассказали и о военных, направленных Киевом в Донбасс:
«Наши знакомые вместе со всеми жителями окраины города живым щитом останавливали колонну военных. Они были в ужасе, когда из танков повылазили молоденькие пацанята, небритые, вонючие, голодные. Они две недели сидели в лесополосе без приказа, без продуктов, высматривали «зеленых человечков». Их бросили как пушечное мясо – выживут, значит выживут, не выживут – спишут на «сепаратистов» и раструбят, как обычно, по всем каналам, какие «нелюди» живут на Донбассе, надо их истреблять. Эти пацаны, замученные, сами все понимают, они и не собирались воевать, посдавали личное оружие. Жители их покормили, женщины постирали им одежду, дали с собой продуктов и обратно отправили. И это не единичный случай. Вот такая у нас война».
 
Со 2 мая в России вступил в силу закон об упрощенном гражданстве для русскоговорящих граждан, и Дима с Настей надеются стать россиянами в течение нескольких месяцев. Дима был рожден в России, высшее юридическое образование он также получал в российском вузе. Сейчас он нашел временную подработку и с нетерпением ожидает, когда сможет официально работать по своей специальности и защищать права уже российских граждан.
 
В Краматорске
 
Тем временем наши родственники — тетя Валя и дядя Саша, их двое детей и двое маленьких внуков продолжают находиться в центре военных событий в Краматорске. Они, будучи верующими людьми, не приемлют решение вопросов посредством мятежа, не ходят на баррикады, продолжают молиться за мир на Украине. Но несмотря на мирную позицию они не чувствуют себя в безопасности в собственном городе.
 
Во время поездки за покупками они едва не стали жертвами перестрелки. Сотрудники супермаркета, в котором наши родственники покупали продукты, объявили о срочной эвакуации посетителей и закрытии магазина. Причиной этого стала стрельба на близлежащей улице. Выйдя из магазина, они сели в машину и поехали домой, но по дороге попали в перестрелку между ополченцами и украинскими военными. По Божьей милости, им чудом удалось увернуться от автоматных очередей и избежать трагедии.
 
«В этот же день точно также военные расстреляли машину с молодежью, все погибли, в том числе и девочка-медсестра, — рассказывает Валентина. – Это очень странное чувство, когда в тебя стреляют из автомата. Наверно, Господь дал нам пережить это ощущение, чтобы мы лучше понимали состояние нашего народа. Я полночи плакала и молилась о людях, погибших мученически в Одессе. То, что сообщают их родственники и знакомые, повергает в шок. Обгоревших людей продолжали избивать, связывая скотчем обожженные руки и заклеивая рот… Это действительно, вторая Хатынь. Когда я читала комментарии некоторых участников этих событий, которые не скрывая своих лиц и имен, откровенно издевались над погибшими, цинично называя их «шашлыками», «тушами» и так далее, я поняла, что дух фашизма, высвобожденный в результате государственного переворота, овладел многими умами. Но когда я зашла на странички этих «фашистов», я уже плакала и молилась о них. Это же дети — 16, 18, 25 лет! Теперь их ищут, в соцсетях распространяют их адреса, звучат призывы к самосуду.
 
Насилие порождает еще большее насилие.
 
Печально, что не все верующие еще осознали, какого «джина» выпустили из бутылки на Майдане. Сегодня больше всего страдают от военных действий регионы, в которых проживает, как нигде, много верующих людей. В Донецкой области сосредоточено большое количество евангельских церквей, много искренних служителей, которые благодаря своему посвящению и социальному служению известны не только в Украине, России, но и в других странах мира. И мы первые страдаем от беззакония, произошедшего в нашей стране.
 
Недаром в Библии сказано, что мы должны молиться о правителях и начальствующих для того, чтобы проводить жизнь «тихую и безмятежную» (1 Тим.2:2). Нигде не сказано, чтобы «не было проблем», но «безмятежную», означает, чтобы не было мятежей. А когда народ Божий начинает сам участвовать в мятежах, то Господь не может это благословлять. 
 
Слава Богу, что в нашей церкви с алтаря не звучат политические лозунги, а проповедуется Слово Божье. Я не знаю, что будет дальше с нами, но похоже, что точку невозврата мы уже перешли».
 
Елена Семенова (РОСХВЕ)
Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here