В школьные годы все мы изучали произведения великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. По-разному относились к ним: кто-то сопереживал страданиям Родиона Раскольникова, а кто-то считал его произведения слишком тяжелыми и неинтерсными для своего юношеского восприятия.

Действительно, Достоевский в своих произведениях поднимает очень важные вопросы человеческого бытия и его смысла, они не могут быть простыми, но ответ на них необходим каждому человеку. Федор Михайлович в своей жизни получил эти ответы, но мало кто знает, насколько нелегко ему дались эти уроки.

Вторая жизнь или урок смерти

В молодые годы Достоевский буквально вернулся с того света. По приказу царя Николая I его арестовали за участие в заговоре. Чтобы дать прочувствовать юным салонным радикалам всю тяжесть своих заблуждений, государь вынес им смертный приговор, однако казнь решил лишь инсценировать. Команда, назначенная для расстрела, стояла с ружьями наготове. Заговорщиков, облаченных в белые погребальные саваны, провели строем по снегу со связанными за спиной руками перед ожидающей зрелища толпой. В самый последний момент, когда уже прозвучала команда «товсь!», и солдаты, лязгнув затворами, подняли ружья… на площадь галопом ворвался верховой гонец с посланием от царя. Смертная казнь была милостиво заменена каторжными работами.

Это переживание произвело на Достоевского неизгладимое впечатление. Он заглянул в лицо смерти, и с того момента жизнь стала для него самым ценным приобретением. «Теперь моя жизнь изменилась, – сказал он. – Я словно ещё раз родился в новом виде». Во время короткого пребывания в Тобольске, на пути к месту каторги (11-20 января 1850), писатель встретился с жёнами сосланных декабристов: Ж. А. Муравьёвой, П. Е. Анненковой и Н. Д. Фонвизиной, Если бы мне кто-то доказал, что Христос — это не истина… то я предпочел бы остаться с Христом, а не с истинойкотрые подарили ему Новый Завет – единственную книгу, которую разрешено было читать в тюрьме, и которую писатель хранил всю жизнь.

Веря в то, что Бог даровал ему второй шанс осуществить свое призвание, Достоевский в заключении сосредоточено изучал Новый Завет. Он вернулся с десятилетней каторги, имея непоколебимые христианские убеждения, о чем написал в письме женщине, подарившей ему Новый Завет: «Если бы мне кто-то доказал, что Христос – это не истина… то я предпочел бы остаться с Христом, а не с истиной».

Проклятие становится благословением

Каторга предоставила Достоевскому ещё одну возможность, которая поначалу казалась проклятием. Благодаря тому, что он делил жизнь с преступниками, позже в своих произведениях Достоевский мог создать неповторимые образы, наподобие Раскольникова из романа «Преступление и наказание».

Его либеральные воззрения о врождённой добродетели человека не согласовывались с тем злом, которое он обнаружил в своих сокамерниках, и эта новая реальность откорректировала его богословие. Впрочем, со временем Достоевский рассмотрел Божий образ даже в самых низменных преступниках. Он пришел к убеждению, что человек обретает способность любить только в том случае, когда любим сам.

Воскрешение личности в произведениях

Тема духовного воскрешения личности, которую Достоевский считал главной в литературе, пронизывает все его произведения. Одним из ключевых эпизодов “Преступления и наказания” является тот, в котором Соня Мармеладова читает Раскольникову библейскую легенду о возвращении к жизни Лазаря. Раскольников совершил злодеяние, он должен “уверовать” и покаяться. Это и будет его духовным очищением. Герой обращается к Евангелию и должен, по мысли Достоевского, найти там ответы на мучающие Возрождение человека происходит не под влиянием некоего внешнего мистического чуда, а благодаря глубинной вере в истинность подвига Христа его вопросы, должен постепенно переродиться, перейти в новую для него действительность. Достоевский утверждает, что человек, совершивший грех, способен духовно воскреснуть, если уверует в Христа и примет его нравственные заповеди.

О вере говорится и в легенде о Фоме, которая появляется в “Братьях Карамазовых”. Апостол Фома поверил в воскрешение Христа только после того, как увидел все своими глазами и вложил свои пальцы в раны от гвоздей на руках Иисуса. Но Достоевский убежден, что не чудо заставило Фому уверовать, ибо не чудо вызывает веру, а вера способствует появлению чуда. Поэтому, рассуждает писатель, и возрождение человека происходит не под влиянием некоего внешнего мистического чуда, а благодаря глубинной вере в истинность подвига Христа.

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here