Ваши письма и молитвенные просьбы

   

Феминистка поневоле (Евгения Игнатьева)

Я тогда в Америке жила всего полгода. Честно говоря, никогда я особенно во все этим сказки про американские заскоки не верила. Вестимо, страна большая и всякого сорта людей встретить можно, да и мало ли что про кого болтают.

Однако  оказалось,  что некоторые, мягко говоря, перегибы место имеют. И не в том даже дело, что место имеют. Странно то, насколько это общество со всякими странностями мириться готово, а если ты не готов, то с такой твоей чертой мириться могут и не захотеть. А в России вы сами знаете, что происходит, так что говорить не буду.

В общем, такая история со мной приключилась. Рассказываю, как умею.

Я все-таки писатель, а здесь я до того времени еще ни одного писателя не встречала, поэтому когда мне знакомые предложили пойти на собрание группы детских писателей, я полетела туда как на крыльях, тем более, что они предложили мне прочитать что-нибудь мое в этот же вечер.

У меня только одна вещь на английский переведена, но зато хорошая. Самые лучше отзывы и от взрослых, и от детей, критика тоже была, в основном от мужчин, вроде, что феминистская вещь. Что это я, мол, феминистка.

Ну да что я буду это слушать. Я вообще не детский писатель, а очень даже взрослый. Так пару сказок для дочки написала, да вроде нравятся людям, даже в одном издательстве на очередь поставили, после моих же других работ. Меня еще часто спрашивали, я сочинила эту сказку или просто записала народную? Нет, не просто записала,  моя эта сказка от первой до последней буквы. И очень этим горожусь.

В общем, явилась я там вместе со своей сказкой. Пристуствующие были любезны и приятны во всех отношениях. Кое-кто не по одной книге издать успел, общество солидное. Все про себя очень хорошо рассказывали.

В конце и для моей сказки место нашлось. Читать ее сама я не стала, чтобы не портить впечатление своим акцентом. Самой интересно было слышать, как моя работа на другом языке звучит.

Дочитали. Сначала все больше комплименты были. Их руководительница даже сказала, что, мол, если вы так по-английски звучите хорошо, то как же замечательно это на вашем родном языке. Я, было, приободрилась, а потом вдруг одна молодая дама и говорит звонким голосом, по-английски кончено, я в переводе привожу:

- Начало хорошее, но в конце совсем плохо. Принцесса такая сильная женщина была, что же она потом замуж вышла, стала как мать, да и игру эту проиграла. Несчастная судьба!

Тут повисла нехорошая такая пауза. Я даже не сразу поняла, что она имеет в виду, и говорю ей:
- Не могу же я свою любимую героиню замуж выдать за мужчину, который у нее одну-единственную партию в шахматы выиграть не в состоянии.
- А зачем ее замуж отдавать? Сильной женщине не нужно вообще замуж выходить.
- Но это же романтическая история, обязательно свадьба должна быть в конце.

Тут она сказала то ли: писатель должен быть ответственным за то, что пишет. А может: писатель должен быть правдив. Точно не помню. Мои аргументы временно исчерпались, и я теперь хотела узнать, что другие люди в этой группе скажут по этому поводу.

К моему удивлению все остальные постарались проявить политкорректность и стали предлагать выход из сложной ситуации. Например, что она все же выиграла, но он не обиделся. Или что у них была ничья, и они вынуждены были признать, что они равны. И что-то еще в том же духе.

Я судорожно соображала, как еще они попытаются испортить мою сказку, и вспоминала другие произведения, читанные мной и производившие впечатления хороших работ с плохим концом. Если так пойдет и дальше и все редакторы будут мыслить так же политкорректно, то и моя сказка примкнет к подобным полушедеврам, а потом доказывай потомкам, что ты хотел как лучше. А что если кроме феминисток здесь приложат руку еще какие-нибудь общественные движения? Скажем, гм, сделают моего принца женщиной, или обяжут меня вставить эпизод с тем, как положительный герой спасает раненного животного или сажает дерево? Я не против деревьев и животных, но всему свое место.

Мне стало как-то нехорошо. Я собралась с силами и применила свой излюбленный прием. Я тешила себя надеждой, что как спикер со стажем знаю, как иной раз повернуть настроение аудитории. Итак, я призвала всех присутствующих вспомнить, когда они были в последний раз влюблены, и какие чувства и желания владели ими тогда. «Не хотелось ли вам сделать что-то хорошее для предмета своей любви, даже где-то пожертвовать собой?» Я рассказала об одной подруге, которая была очень независимой: «Почему я должна делать, что мне говорит какой-то другой человек» - таково было ее представление о браке. Но когда она влюбилась в своего будущего мужа, то ей только и хотелось делать то, что он ей говорил. При этих моих словах феминистка накрыла голову руками, как бы говоря: «Какой ужас!» Она была так убедительная, что я и сама подумала: «Может, и правда, ужас?»

Напрасно я убеждала ее, что муж моей подруги настоящий джентльмен, и тоже для нее все делает. Что я знала некоторых мужчин (их и правда не много), которые ведут себя как мужчины, и что таким проиграть партию в шахматы – одно удовольствие. Она была непреклонна, ее оценка оставалась прежней: даже не «ужас», а «ужас-ужас».

Тогда я сделала то, что, может быть, и не должны была делать. Я старалась быть вежливой, и не холодно вежливой, а именно по-дружески вежливой. Но боюсь, что это не помогло. А именно я сказала:
- Если уж так нужно, чтобы она ни в коем случае ни одной партии в шахматы не проиграла, то пусть тогда и воевала бы сама с этим Танжихаем как Боадеция!

Боюсь, это никого не убедило. Не помогло и то, что я рассказала им, как в России меня ругали за феминизм именно в этой сказке, убеждали, что в восточной мудрости не было и нет места таким женщинам, которые переодеваются в мужской костюм и играют в шахматы наравне с мужчинами. Что только из уст обиженной феминистки могла выйти такая сказка и пр. пр.

О, эти русские! О, эти американцы!

Как водится, я нашла, что надо было сказать, но слишком поздно. Одна моя подруга напомнила мне рассказ Тэффи, в котором актриса пеняет автору пьесы на то, что героя, мол, жалко и надо бы ему наследство какое-никакое придумать, а то прямо так жалко, что плакать хочется. Драматург объясняла, что суть-то как раз в том, что герой несчастный, на этом стоит сюжет всей пьесы, но на актрису это не повлияло. Тогда было найдено гениальное решение. Автор пьесы сказала сердобольной, что герой получит наследство, но позже, и это будет уже за рамками пьесы.

Так же надо было поступить и мне. Надо было сказать ей:
- Все это тактическая хитрость. Вот погоди, она выйдет замуж, пообвыкнется там, а потом уже покажет этому своему принцу, кто в доме хозяин. Только это все я в сказке написать не могу, потому что в России это будет ой как не политкорректно.

А вот и сама сказка, так что судите сами, кто тут полван, а кто болван. («полван» значит «богатырь» на одном из восточных языков).

Принцесса Наташа

В одной восточной стране у султана родилась дочь. Он так любил свою девочку, что приказал, чтобы у нее было все самое лучшее: лучшие платья, лучшие кушанья, лучшие няньки и учителя и лучше имя – Наташа. Ее главным учителем был прославленный мудрец Абу-Али ибн Махмуд. Он проследил, чтобы к шестнадцати годам Наташа умела и петь, и танцевать, и скакать на коне, и рубиться мечом, и стрелять из лука, и вышивать, и печь самые вкусные пирожные. А сам он научил ее всякой премудрости и даже играть в шахматы. В эту игру она играла так хорошо, что вскоре не осталось ни одного человека, который мог бы с ней сравниться. Сначала она обыграла всех визирей, потом султана-отца, и вот настал день, когда она выиграла у самого Абу-Али ибн Махмуда. Тогда султан понял, что дочь его выросла и пора выдавать ее замуж.

Но Наташа вовсе не хотела выходить замуж. Она хотела и дальше жить так, как жила все это время. А жить, как ее мать за крепкими стенами и домашними заботами, она не желала. Тогда она придумала одну хитрость: объявила, что выйдет замуж только за того, кто обыграет ее в шахматы.

Нашлось много желающих попытать счастья. Но никому не удавалось сказать Наташе «мат». Она сама всем это говорила. Так что все принцы и шейхи уходили от нее ни с чем. Султан видел, что это вызывает недовольство у соседей. Униженные проигрышем, претенденты плохо скрывали свое раздражение. Но принцесса Наташа оставалась непреклонна. Она поклялась на Священной Книге и не могла нарушить своего обещания.

Дело совсем осложнилось, когда Наташа стала играть с Танжихаем. Это был могущественный правитель страны, которая давно претендовала на часть владений султана. Отец Наташи понимал, что Танжихай только ищет предлог, чтобы объявить войну, и с ужасом ждал развязки. Но Наташе Танжихай ужасно не понравился, и она играла с ним особенно внимательно, чтобы не проиграть по глупости. И не проиграла. Когда игра закончилась победой Наташи, она вздохнула с облегчением, султан вскрикнул от ужаса, а разгневанный Танжихай перевернул стол с шахматной доской и ушел. Всем было понятно, что это означает.

Абу-Али ибн Махмуд сказал Наташе:
- Ты совершила большую ошибку, доверив решение такого важного вопроса шахматной доске. Теперь наша страна на грани войны, и некому заступиться за нас.

Наташа очень испугалась и спросила учителя:
- Неужели нет ни одного правителя на земле, который смог бы помочь нам?
- Нет, ты всех распугала своими шахматами.
- Все принцы и султаны уже побывали здесь?
- Почти все. Есть только один правитель, который мог бы нам помочь, потому что он честный и добрый человек, у него большая армия, и он очень искусен во всех делах, в том числе и в войне, и в шахматах. Но он так разгневался, когда узнал, что ты решила выйти замуж только за того, кто сможет обыграть тебя в шахматы, что поклялся на Священной Книге никогда не играть с тобой в эту игру.
- А больше никто не может нам помочь?
- Нет. Танжихай слишком силен. Только принц Джамаль может победить его.

Наташа решила во что бы то ни стало исправить свою ошибку. Она понимала, что времени у нее мало, но попытаться все же нужно было. Вместе с Абу-Али ибн Махмудом они придумали план. Девушка переоделась молодым воином, и они с учителем поехали к Джамалю.

Джамаль благосклонно принял витязя Натана из соседней страны. Они стали подолгу бывать вместе и проводить время то на охоте, то в пирах, то за философской беседой. Принц очень подружился с Натаном, но просить его о помощи было невозможно. Он и слышать не хотел о султане и его дочери. Джамаль считал необычайной дерзостью условие Наташи и не хотел помогать им ни за что.

Шли дни, а Наташе так ничего и не удалось добиться. Тогда они с учителем придумали еще кое-что.

Натан сообщил другу, что он вызвал из своей страны самую красивую певицу и танцовщицу, чтобы порадовать друга. А Абу-Али ибн Махмуд соорудил прямо в саду сцену, вокруг разбил фонтаны, приготовил фейерверк и купил самые лучшие наряды для Наташи. Она переоделась и стала танцевать и петь для Джамаля. Ему очень понравилась певица, ее небесный голос и гибкий стан. И хотя он не видел ее лица, потому что Наташа закрыла его так, что остались только глаза, и глаз было достаточно, чтобы поразить его сердце. А когда она спела последнюю песню, принц почувствовал что-то особенное. В этой песне она пела о гордой девушке, которая презирала всех мужчин, пока не встретила прекрасного и добродетельного юношу. И тогда она горько пожалела о том, что делала прежде. В песне девушки была такая тоска, что сердце принца невольно ответило ей. Он позвал певицу к себе и спросил:
- Откуда ты узнала эту песню?
- Я сама сочинила ее, мой повелитель.

На следующее утро Натан явился, как всегда, для встречи с Джамалем.
- Твоя певица действительно очень хороша. Но почему ты сам не пришел послушать ее?
- Мне нездоровилось, но я рад, что ты смог ее услышать.
- Сегодня вечером приходи обязательно. Она поет такие песни, что у меня сердце разрывается.

Но и в этот вечер Натан не пришел в сад. А певица пела еще лучше, танцевала еще смелее, а в последней песне она рассказала историю о прекрасной девушке, которая полюбила юношу, но не могла открыться ему, потому что между ними было непреодолимое препятствие.

Сердце Джамаля затосковало в ответ этой песне. На следующий день он снова спросил Натана, почему тот не пришел вечером слушать певицу. И Натан опять сказал, что был нездоров.

На третий вечер певица превзошла самое себя. Она пела о дальних странах, о доблестных воинах и мудрых джинах. Но все это – пела она – ни в какое сравнение не идет с тем, что может подарить любящее сердце предмету своей любви. Но холодное сердце не отвечает на любовь, и прекрасная дева умрет от тоски.

Джамаль хотел поговорить с девушкой, но та скрылась.

На следующий день принц позвал Натана и сказал ему:
- Я догадался, почему ты болен каждый вечер. Потому что ты любишь эту девушку и не можешь смотреть, как она поет эти песни другому.
- Мой принц, эта девушка любит тебя, - и тут Наташа ничем не погрешила против истины.
- Что ж, друг мой, и я тоже полюбил эту девушку. Но я не могу просто так лишить тебя ее. Я вижу, как ты страдаешь, и если я просто отберу ее у тебя, я никогда не прощу себе твоего горя.
- Что ж, - сказал Натан. – Давай сыграем в шахматы. И если ты выиграешь, то она твоя. Но если проиграешь, то ты навсегда забудешь о ней.
- Любят же в вашей стране играть в шахматы, - поворчал принц, но согласился.

Абу-Али ибн Махмуд следил за каждым ходом в этой игре. Он знал, что Наташа не может поддаться Джамалю – ее связывала клятва на Священной книге. Но Джамаль очень хорошо играл в шахматы, и к тому же его сердце вело его к победе. Борьба шла долго, больше двух дней играли они, обдумывая каждый ход подолгу. В конце концов Джамаль выиграл. Как только он поставил своего ферзя напротив короля Натана и сказал «мат», Абу-Али ибн Махмуд вскочил со своего места и проговорил:
- Перед Богом и людьми я свидетель того, как ты, принц Джамаль, выиграл в шахматы у этой девушки.
- Как девушки, разве ты девушка?

Наташа сняла свой тюрбан, ее волосы рассыпались по плечам, и принц узнал свою певицу и танцовщицу. Она тут же рассказала ему всю правду и просила извинить ее за обман.

- Ты можешь взять меня в жены, ибо я сдержала свое слово и ты сдержал свое, ведь ты не знал, что играешь со мной. По условиям нашего пари я принадлежу тебе. Так вот, если ты готов жениться на мне, то не спасешь ли ты и нашу страну?

Джамаль не стал сердиться, потому что сердце его было мягким. Но рука его была твердой, и он тут же собрал свою армию и поспешил на помощь султану, границы которого уже разорял Танжихай. Джамаль с легкостью победил врага и с радостью женился на принцессе, взяв с нее только одно обещание: всегда быть с ним прямой и откровенной. И никаких больше хитростей! Наташа с удовольствием дала это обещание, потому что сама любила честность.

Джамаль был хорошим мужем и очень любил свою жену. Он не забыл того времени, которое они провели вместе, когда она еще была Натаном. Часто он шутил, говоря, что, имея такую жену, можно ни в чем и ни в ком более не нуждаться. Иногда они играли в шахматы, и когда Наташа слишком часто проигрывала, Джамаль пристально смотрел ей в глаза и спрашивал, верна ли она еще своему обещанию никогда с ним не хитрить.

Евгения Игнатьева |  Все статьи автора

(с) При перепечатке материалов активная ссылка на Живая Вера Медиа обязательна!