Надеюсь, уважаемый читатель позволит мне, прежде чем перейти к повествованию, удалиться на несколько десятилетий в прошлое, дабы раскрыть предысторию вопроса, без которой понять произошедшее будет невозможно.

     Итак, советское время,  эпоха сталинских гонений и массового террора.  Все евангельские церкви во Владивостоке официально закрыты, а священнослужители и часть рядовых членов общин — репрессированы. По сведениям историков только в баптистской церкви решением «тройки» расстреляны 22 человека со стандартным по тому времени обвинением в антисоветской деятельности. Но, не смотря на царящую атмосферу сковывающего страха, верующие продолжают тайно собираться по домам, изучать Библию, молиться и нести евангельский свет ближним. На них устраивают облавы, судят, сажают в тюрьмы, детей лишают отцов, но они продолжают молиться и верить в будущее своей великой Родины. Сколько продлится это страшное время, никто не знает, но они просят Бога дать им сил пройти эту годину искушений, вынести достойно все испытания, выпавшие на их долю и не отречься от веры.

Павел Дмитриевич Скворцов, пресвитер Владивостокской церкви баптистов в 1930 году. Был арестован в начале 1931 года. Затем сослан с семьей в тайгу. Повторно арестован в 1934 году, из заключения не вернулся. Его жена умерла от лишений во время ссылки. Шестерых детей разобрали по семьям верующие.

 

 

 

К 1945 году, отношение государства к верующим несколько смягчилось. Владивостокская церковь евангельских христиан-баптистов в надежде, что самое страшное уже осталось позади, предпринимает многократные попытки получить  официальную регистрацию, которая бы облегчила существование, но, несмотря на относительное «потепление» к верующим, власть не соглашается признавать баптистов. На многократные обращения, ответ был один  — «нет». 

     Но, как говориться, вода камень точит. Видя настойчивость верующих,  крайисполком в конце концов, соглашается пойти на уступки и признать церковь, но выдвигает необходимое условие для регистрации общины -наличие собственного молитвенного дома.

     Но, где взять деньги? Верующие начинают понемногу с собственных зарплат откладывать деньги на строительство церкви. Нужную сумму удалось собрать к 1956 году. Так у евангельских христиан появляется долгожданный молитвенный дом на ул. Селенгинской, 74.

     Воодушевленные и радостные верующие пришли вновь в крайисполком, но не тут-то было, никто и не подумал выполнять свое обещание.  В регистрации им вновь было отказано, поскольку в стране пришло время очередной антирелигиозной кампании.

     Правящий в то время страной Н.С. Хрущев провозглашал: «Мы продолжаем быть атеистами и будем стараться освободить от религиозного дурмана большее количество народа». Он же обещал «показать по телевизору последнего попа». Наступление Хрущева на церковь началось осенью 1958 г. Партийным и общественным организациям было предложено развернуть наступление на религиозные пережитки в сознании и быту советских людей. Из библиотек исчезли религиозные книги. Власть пыталась не пустить верующих в святые места: рядом с ними или даже прямо на их месте устраивали свинарники и мусорные свалки. В мае 1959 года был основан журнал «Наука и религия», и началась кампания по пропаганде агрессивного атеизма, сродни тому, что уже было в 20-е годы с пресловутым союзом воинствующих безбожников.

     Власть не щадила никого. Вместе с православными христианами страдали и евангельские верующие.

     В 1959 году в разгар хрущевской антирелигиозной кампании выстраданный Дом молитвы на глазах верующих был снесен бульдозером по указанию горисполкома.

     В течение нескольких лет община и в дождь и в снег и в морозы собиралась  под открытым небом на развалинах Дома молитвы и совершала богослужения. Восстановить церковь власть так и не разрешала.

     Лишь в 1964 году, когда накал антирелигиозной кампании в стране пошел на убыль, церковь баптистов во Владивостоке была официально признана советским государством.

     К  1965 году всеобщими усилиями верующие опять собрали деньги  на покупку нового здания, расположенного по улице Стрелковой, 14.

     Между тем, по советским законам религиозная община не имела права быть юридическим лицом и иметь в собственности недвижимость. Верующие были обязаны передать его на баланс местных органов исполнительной власти. Так и было сделано,  исполком, в свою очередь, став собственником, предоставил данное здание евангельским христианам-баптистам в безвозмездное пользование.

     Такая юридическая схема использовалась в стране повсеместно, что позволяло использовать молитвенный дом в качестве инструмента для давления на верующих, которым советская власть запрещала иметь воскресные школы, воспитывать в вере собственных детей, заниматься благотворительной и миссионерской деятельностью, рассматривая это как антиобщественное поведение.

     Но и на этом бедствия церкви не окончились. В последующем горисполком дважды выносил постановление об отъеме у верующих этого дома, один раз — о возвращении назад. 13 апреля 1966 года, во время повторной «конфискации», произошла стычка между пришедшими в молитвенный дом на богослужение верующими — с одной стороны и сотрудниками милиции, дружинниками и студентами находившегося неподалеку ремесленного училища — с другой. В результате несколько верующих были травмированы, одному сломана рука, пять человек были арестованы на 15 суток.

     После этого конфликта горисполком предоставил общине уже другое здание — на ул. Третьей Рабочей, 68. На этот период приходится интересная история, рассказанная автору этих строк нынешним пресвитером церкви в прошлом старшим офицером ВМФ Александром Викторовичем Агаповым.

Начало 1960-х. Зима. Богослужение церкви ЕХБ на развалинах молитвенного дома на ул. Селенгинской. На дальнем плане видна искусственная снежная стена, защищающая верующих от холодного ветра. Церковь готовится к причастию.

      В 1974 году во Владивостоке состоялись переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений между генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым и президентом США Джеральдом Фордом, принадлежащего по вероисповеданию к епископальной церкви.

     Готовясь к приезду американского президента, встречающая сторона предположила, что он может посетить местных протестантов и помолиться с ними. Такое во время визитов высоких иностранных гостей в СССР практиковалось не раз (например, предыдущий президент США Ричард Никсон во время официального визита в нашу страну в 1972 году посетил Московскую церковь евангельских христиан-баптистов). Епископальной церкви во Владивостоке не было, а ближайшими по исповеданию протестантами, были евангельские христиане-баптисты. На тот момент их Дом молитвы как раз располагался на упомянутой Третьей Рабочей улице. Подойти к зданию церкви можно было только по грунтовой дороге, в дождливую погоду раскисавшей и становившейся труднопроходимой. Буквально в считанные дни к Дому молитвы была проложена великолепная асфальтовая дорога. Однако президент Форд в силу плотного рабочего графика церковь баптистов так и не посетил. Верующие же остались ему благодарны. Своим высоким присутствием в городе, он вынудил власть сделать качественную дорогу к Молитвенному дому. 

     В течение 10 лет Церковь проводила богослужения в этом здании, а в 1976 году оно было снесено в связи с застройкой нового жилого микрорайона. Взамен горисполком в том же году предоставил общине второй этаж дома на Народном проспекте, 2 Б. Первый этаж в этом здании был предоставлен общине адвентистов седьмого дня.

     С тех пор прошло много лет. Сменились правители, ушла в прошлое советская власть, распался СССР. Одиозная статья 6 Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС канула в Лету. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года гарантировала свободу совести каждому. Верующие зажили обычной свободной жизнью. Во Владивостоке зарегистрировались и открылись десятки религиозных объединений, в том числе четыре новых баптистских общины. Но, воспоминания о прошедших временах остались в памяти. И чтобы новое поколение помнило о подвиге веры своих отцов, в здании Центральной церкви евангельских христиан-баптистов г. Владивостока (теперь она получила такое наименование) при библиотеке был создан музей религиозной свободы. Произошло еще одно знаменательное событие — к помещению церкви, которое уже не вмещало всех желающих посетить богослужение, было пристроен красивый выполненный в старом стиле из красного кирпича зал для богослужений.

     Казалось бы, гонения за веру и все несчастья и горести остались позади. Ничего не предвещало новой беды. Церковь готовилась отпраздновать в январе 2012 года свое столетие. Но, видимо к этому юбилею готовились не только евангельские христиане-баптисты, но и мэр города, лично преподнесший верующим от лица городской власти «праздничный подарок».

     Накануне нового 2012 года мэр Владивостока письменно потребовал от членов церкви в срок до 2 января освободить занимаемый ими молитвенный дом. Указание на дату уже само по себе говорило об издевательстве над верующим людьми. Причем, решение мэра стало ответом на просьбу церкви о передаче здания им в собственность, поскольку был принят Федеральный закон от 30 ноября 2010 года №327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». По всей стране повсеместно начался активный процесс по возвращению православной церкви и другим конфессиям отобранных у них советской властью храмов и иных культовых зданий.

     Таким образом, теперь уже новая «демократическая» городская власть вновь распростерла руку над Домом молитвы, выстраданный и оплаченный кровью и слезами верующих людей, прошедших сквозь чудовищные сталинские и хрущевские гонения.

     Но, в отличие от советского времени на этот раз Конституция и законы были на стороне верующих, а федеральная власть всячески демонстрировала свою лояльность к верующим различных конфессий. Церковь решила отстоять здание и обратилась за защитой в Первореченский районный суд г. Владивостока. Рассмотрев все материалы дела и выслушав доводы сторон, суд согласился с мнением церкви и обязал городскую администрацию передать в собственность общине спорное помещение. Это решение подтвердила и апелляционная инстанция краевого суда.

     Однако вместо того, чтобы выполнить решение суда и передать помещение на баланс церкви, мэрия придумала другой ход, поражающий своей циничностью. Обратившись теперь уже в Арбитражный суд, юристы мэрии попытались признать незаконным договор аренды от 1996 года (который пролонгировал действие старого договора) и обязать баптистов освободить помещение. То, что дала советская власть в качестве компенсации за претерпевшие верующими страдания, нынешняя городская власть пыталась признать незаконным и отобрать обратно.

     Видя беззаконность и жестокость действующей городской власти, местные светские СМИ встали на защиту церкви. Поведение мэра и его подчиненных возбудило волну негодования  народа, даже местные атеисты в Интернете выступили на стороне гонимой церкви. Однако «фараон» все ожесточался.

     Верующие обратились к мэру города с открытым письмом, в котором содержалось требование прекратить судебные преследования и публичные унижения. Саму ситуацию они рассматривали как преследование на религиозной почве. «Неравное отношение к различным религиозным объединениям противоречит конституционному принципу равенства религиозных объединений перед законом и является ни чем иным как дискриминацией по признаку отношения к религии», — говорилось в открытом письме членов церкви к мэру города. Увы, в ответ они услышали только слова ожесточения с экрана телевизора. Молодой и лоснящийся мэр, который, видимо, в своей жизни не держал в руке ничего тяжелее ложки, самоуверенно заявил, что здание церкви должно перейти к городу, а верующие пусть подыщут себе что-нибудь другое.

     Так отблагодарила нынешняя городская власть отцов и дедов, прошедших ГУЛАГ, свято веривших в духовное возрождение России и молившихся за свою страну и свой город. Они остались верны своей Родине и своим убеждениям до самой смерти. Молодое же и циничное поколение власть имущих не погнушалось распространить свою руку на то, что было получено  ценой жизни замечательных людей, их лишениями и кровью.

     Наконец, 22 января 2013 года после длительных судебных разбирательств Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа принял окончательное решение в пользу церкви. Решение суда вступило в силу. Попранная справедливость, таким образом, восторжествовала. Церковь зажила полноценной общинной жизнью. 

     Наверняка, знающий библейскую историю о конце ожесточенного фараона читатель задастся вопросом,  что же дальше будет с ненасытным фараоном? Ждет ли его библейский конец? Учитывая, повеление Нового Завета, не будем желать ближнему зла, а пожелаем покаяния и прощения за содеянное.

Анатолий Васильевич Пчелинцев,
почетный адвокат России, старший партнер Адвокатского бюро «Славянский правовой центр», главный редактор журнала «Религия и право», научный руководитель Института религии и права, профессор Российского государственного гуманитарного университета, доктор юридических наук, заместитель президента Гильдии российских адвокатов, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций

Поделитесь с друзьями:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here